Суббота 25 мая, 23:05
Пасмурно + 17°
Город

Сплавной сезон открыт

Обычно спортивные туристы-водники встают на воду в середине апреля в пик большой воды
Фото: Cергей Шахиджанян, «Вечерняя Москва»
Обычно спортивные туристы-водники встают на воду в середине апреля в пик большой воды
Фото: Cергей Шахиджанян, «Вечерняя Москва»

Корреспонденты «ВМ» открыли байдарочный сезон на реке Пахре накануне Дня дурака.

— Главное — посмеяться без последствий, — заявил бывалый Андрей Федоров и отправился на проспект Вернадского.

Там жил его друг Михаил Чернецкий — конструктор и производитель надувных байдарок для сплава по рекам любой категории сложности.

— Рекомендую взять байдарку «двойку». Легкая, маневренная, а главное — непотопляемая, — заметил мэтр экстремального водного туризма, выдавая свое авторское плавсредство.

Уже загружая лодку в рюкзак, Федоров добавил:

— Кстати, вспомнил, ты же только канойным веслом всегда работаешь. Хотелось бы узнать, как ведет себя байдарка при управлении однолопастным веслом? Готов написать по этому поводу целый отчет.

Итак, лодка, два канойных весла, гидрокостюмы, которые держат на воде лучше спасательного жилета и переохладиться в ледяной воде не дадут. Все собрано и упаковано. Дело за малым: решить, по какой реке сплавляемся. Самый ранний водный сезон Федоров открывал 26 марта 1986 года на реке Истре. Но тогда и тепло пришло не так поздно. Обычно спортивные туристы-водники встают на маршрут в середине апреля в пик большой воды, когда даже такие речушки, как Волгуша, Малая Истра, Веля и множество других небольших притоков Окского бассейна, становятся похожими на слаломные горные реки, на которых бывают даже небольшие пороги. Но это все еще впереди. Снега в лесу еще очень много, он только на полях сошел. А вообще синоптики обещают в Московском регионе снегопады до начала апреля. Несильные, но все же…

Итак, лодка, два канойных весла, гидрокостюмы. Все собрано и упаковано Фото: Cергей Шахиджанян, «Вечерняя Москва»

И вот удача в день, когда мы решили, наверное, самыми первыми «фанатеть» на какой-нибудь речке. А их, к слову, только на территории Новой Москвы больше сотни. Помнится, Департамент по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и пожарной безопасности города совместно с Московской городской поисково-спасательной службой проводил на озере Бездонное в Серебряном бору показательные выступления для журналистов под кодовым названием «Осторожно, тонкий лед».

Загрузив снаряжение для сплава в багажник авто, решили сначала заехать на озеро Бездонное, чтобы выяснить у спасателей, какие речки уже вскрылись ото льда. Ведь на водохранилищах, озерах и плотинах он еще держится, и рыбаки сидят на нем до последнего момента, хотя все знают, насколько это опасно.

Оказалось, что полностью вскрылись Пахра, Десна и другие реки. Решили ехать на первую.

Нахлынули воспоминания из детства. На живописном берегу реки был когда-то пионерский лагерь «Красная Пахра», видно, по названию села. Здесь в пионерские годы Федорову-шестикласснику одно лето приходилось отдыхать.

— А бобры тут водятся? — спросил корреспондент «ВМ», когда приехали на место и убедились, что по реке можно сплавиться без особых проблем.

«Зацеп» с левого борта и энергичный «подтяг»! Фото: Cергей Шахиджанян, «Вечерняя Москва»

— Да, их сейчас в Новой Москве на каждой речке полно, но днем мы их вряд ли увидим. Если только найдем свежие бобровые погрызки на берегу и встанем на ночь, замаскировав лодку в прибрежных кустах, — ответил Федоров, спуская лодку на воду. — Бобры будут или нет, не знаю. Лучше скажи, что будешь делать при сплаве.

Что и говорить, лишними эти знания не станут.

— При посадке и высадке из лодки держаться двумя руками за борта. Если влетаем в завал из бревен или нависших кустов, не хвататься за кусты и другие торчащие из воды неподвижные предметы. Крен вправо — опора на весло влево, и наоборот. При критическом крене — весло вдоль борта, пригибаю голову к самому дну лодки и молю бога, что чемпион СССР и мастер спорта по технике водного туризма Федоров приемом «винт» или «рычаг» поставит лодку на ровный киль.

Только отошли от берега, как из-под нависших кустов вылетела кряковая утка, за ней селезень. Сделали круг над нашими головами и опустились чуть выше по течению за нашими спинами.

Уже не такие ручные, как зимой, когда хлеб чуть ли не из рук брали. А полюбоваться кроме уток действительно было чем. Еще не совсем серый снег блестел на солнце мириадами бриллиантовых искр. Так сверкает только тающий снег. Днем он тает, а ночью при минусовой температуре кристаллизуется и в ясную погоду переливается всеми цветами радуги. Волшебное зрелище. Вода под кормой журчит. Какие-то мошки над водой стайками роятся. Синица весело звенит, радуясь наступающему с каждым днем теплу. Чудесно!

И грести не надо, течение само несет, только слегка подправляй веслом курс Фото: Cергей Шахиджанян, «Вечерняя Москва»

Первоначальный прогноз Федорова, что река еще в своих берегах, явно оказался ошибочным. В русле на каждом повороте несколько проток, значит, вода поднялась больше чем на метр. Да и по течению это очень даже заметно. Мой навигатор показал восемь километров в час. Это как если бы по берегу легкой трусцой бежать. Серега блаженствует. Еще бы! Солнышко ласково припекает, утки крякают вдали, синицы свистят. Да и грести не надо, течение само несет, только слегка поправляй веслом курс.

— Смотри, твои бобровые погрызки на ветках осины, — привлекает Андрей внимание товарища. — Но они старые, оставлены еще зимой. Дальше идем.

— Место, где твой пионерский лагерь стоял, не прошли еще?

— Да разве теперь вспомню. Почти полвека прошло. В памяти остался высокий обрывистый берег. Роща сосновая. Песчаный пляжик, где мы купались и играли в волейбол. Еще девочку Олю помню. Она мне нравилась. Мы часто оставались вдвоем в пионерской комнате…

— Ну и, конечно, ты не терялся.

— Нет, мы газету отрядную делали. Оля училась в художественной школе и рисовала веселые карикатуры на всех нас, а я писал смешные тексты под них.

— Вот когда ты уже был юнкором!

— Скорее, юнармейцем и спортсменом. Вратарем. Плавал лучше всех. На «Зарнице» командовал разведвзводом в армии «Молоко» против «Кефира». Дед ведь у меня ветеран двух войн, да еще охотинспектором служил в Дмитровском районе. Так что «вражеские» следы читал как открытую книгу. Кстати, флаг «кефирцев» мы нашли и у охраны погоны сорвали. Короче, «войну» наше «Молоко» выиграло. По банке вареной сгущенки нашему отряду в награду торжественно выдали. Но уплели ее все вместе: и те, кто победил, и те, кто проиграл. Вот было время! Один за всех, все за одного.

Воспоминания детства прервал крутой поворот. Лодку стало сильно прижимать к правому берегу прямо под нависшие кусты и поваленный ствол ветлы, перегородивший половину русла.

— «Зацеп» с левого борта и энергичный «подтяг»!

Корреспондент молниеносно воткнул в воду весло слева от борта, подтянул нос, Федоров «отломил» корму, и они спортивно обошли опасное препятствие.

— Супер! Мы это сделали! — радовался автор. Оно и понятно. Первый раз в жизни интегральный перекат преодолел без купания в ледяной воде.

Впереди мост. Конец небольшого путешествия.

Сплавной сезон открыт. Хорошая речка. Есть где в половодье вспомнить технику водного туризма.

— Давай в следующий раз выше по течению заберемся. Найдем хорошую стоянку посуше и останемся на ночь. Глядишь, и бобров найдем, — предложил довольный Федоров.

На том и порешили.

Обычно спортивные туристы-водники встают на воду в середине апреля в пик большой воды
Фото: Cергей Шахиджанян, «Вечерняя Москва»

Новости СМИ2

Все мнения
Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER