Понедельник 19 августа , 15:08
Пасмурно + 21 °
Город

Книга Алексея Шаламова расскажет о фактах из жизни столичного сыска

ХIX век, А. Кившенко, иллюстрация к роману Л.Н. Толстого «Война и мир» — граф Ростопчин и купеческий сын Верещагин на дворе губернаторского дома в Москве
Фото: А. Кившенко
На полках столичных книжных магазинов появилась новинка — энциклопедия московской жизни довольно молодого, но уже заметного автора Алексея Шаламова «Граф Ростопчин и московская полиция в 1812 году».

Изучать историю по архивным материалам, сохранившимся свидетельствам очевидцев реальных событий — занятие небезынтересное. Тем более когда все эти документальные источники подобраны и выстроены умелой профессиональной рукой.

Не нужно искать в этом сборнике исторических фактов высокого литературного стиля. Задача, которую поставил перед собой писатель, скорее заключалась в том, чтобы сохранить природный вкус той неспокойной эпохи и как можно больше приблизить ее к читателю. За вымыслом, литературной фантазией нередко ускользают драгоценные крупицы исторической правды. Здесь же — в цифрах, названиях, скрупулезно собранных картинах московской жизни начала XIX века — как нигде, чувствуешь дыхание времени. «Ни тротуаров, ни бульваров, — пишет Алексей Юрьевич, — но над улочками, площадями встают то нарядные дворцы, то убогие домишки». И видится Первопрестольная, засаженная ухоженными огородами и садами.

За подробным перечислением разного рода заведений уже угадываешь отдельные фрагменты старомосковской жизни. Однако книга эта посвящена не столько всему столичному обустройству начала XIX века, сколько особенностям существования московской полиции в тревожную пору: накануне и во время войны с Наполеоном. Интересно, что на крепкие плечи полицейских ложилась тогда ответственность практически за все сферы деятельности, касающиеся безопасности города и его жителей. Это была и вся охрана правопорядка в самых различных ее формах, в том числе с привлечением добровольцев из народа, и противопожарная служба, чрезвычайно важная для деревянной Москвы, немалая часть медицинской службы тоже контролировалась именно полицейскими.

Так, полицейские медики оказывали помощь пострадавшим от бандитских нападений, отвечали за качество лекарств и по совместительству «дружили» с ветеринарами, «врачами скотских болезней», которые отвечали за состояние здоровья проживавшей в Москве многочисленной скотины. Даже за строительным процессом наблюдали все те же полицейские. Вот так, изучая историю, начинаешь понимать, что в действительности кроется за термином «полицейское государство».

Кстати, специфическое название «топтун», характеризующее категорию сыскарей, ведущих негласное наблюдение, слежку за неблагонадежными гражданами, тоже появилось в то время. А насколько любопытно сегодня узнавать о том, как выстраивалась первая служба контрразведки или «сокровенная полиция»! В качестве одного из прародителей этой мощной спецслужбы Алексей Шаламов называет московского генерал-губернатора Тимофея Ивановича Тутолмина.

Искры настоящей жизни прорываются в коротких исторических зарисовках, позволяющих разнообразить насыщенный информационный ряд книги. Казалось бы, писатель всего лишь полторы страницы посвящает легенде московского сыска Алексею Семеновичу Чистякову. А сколько исторического вкуса прибавляется повествованию!

Изучая стремительную успешную карьеру этого талантливого человека из простой мещанской семьи, поневоле вспоминаешь образ любимого многими литературного героя Эраста Петровича Фандорина. Разница во времени проживания, если можно так сказать, между этими личностями небольшая, всего-то лет 50–60. И ведь Чистяков тоже совсем молодым человеком пришел в полицию и также вскоре поразил своими детективными способностями коллег и начальство.

Закрадывается мысль, а не списан ли Фандорин с московского полицейского Алексея Чистякова? Читать сегодня о преступлениях начала XIX века нам, прошедшим испытания лихих 90-х (прошлого века), иногда даже забавно. «Писание фальшивых паспортов», «похищение имущества у часового мастера Кипле», «кража из провиантского депо 40 тысяч рублей», «хищение у сестры императора великой княгини Марии Павловны серебряного сервиза и других драгоценностей», — вот она — криминальная Москва два столетия назад. Куда трагичнее встает перед читателем образ Москвы, оккупированной армией Наполеона.

Грабежи, мародерство, насилие, измена. Во многом именно от работы агентов московской полиции зависело недопущение масштабных провокаций, разоблачение шпионской деятельности. Немалая часть книги посвящена московскому градоначальнику и генерал-губернатору Федору Ростопчину.

С именем этого исторического персонажа, во многом неоднозначного, зачастую противоречивого, связан один из наиболее трагичных моментов жизни нашей столицы — всеуничтожающий пожар 1812 года, взятие Москвы Наполеоном. Автор произведения дает практически полную, исчерпывающую характеристику высокого влиятельного чиновника, от действий которого зависели судьбы не только многих москвичей, но и всего нашего города и даже России. Интриги и коррупция, чинопочитание и злонамеренный бюрократизм — приметы чиновничьей среды, знакомые нам и сегодня. Полицейский чиновник высокого ранга Ростопчин был активным участником подковерных игр и дворцовых переворотов. Места домыслам не остается, читателю предоставляется возможность изучить конкретные факты и сделать соответствующие выводы самостоятельно.

Новости СМИ2

Все мнения
Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER