Город

Воспоминания Данелии. История об отце, работавшем в «почтовом ящике»

Режиссер Георгий Данелия, которого многие запомнят по его фильмам о Москве
Фото: Малышев Николай/ТАСС
9 апреля состоится прощание с режиссером, народным артистом СССР Георгием Данелией. АО «Мосметрострой» по просьбе «Вечерней Москвы» предоставил уникальную запись беседы Георгия Данелии, где он рассказывал о своем отце. Николай Данелия посвятил всю свою жизнь строительству.

Георгий Данелия вспоминал, что его отец начинал трудовой путь инженером-путейцем, позже дорос до главного инженера Метростроя Москвы, а после и СССР.

— Мой отец ни в первой половине жизни, ни во второй, когда работал в «почтовом ящике» (на засекреченном предприятии. — прим. «ВМ»), не рассказывал о своей работе. Я знаю, что он трудился инженером на строительстве станции «Мясницкая», которая потом стала «Кировской» (в настоящее время это станция «Чистые пруды». — прим. «ВМ»). Где сейчас проспект Сахарова, там стоял барак метростроевцев. Мы жили в нем, как раз недалеко от места работы отца. Иногда я подходил к этой шахте, но внутрь не рисковал заглядывать. Потом, где-то в 1937–1938 году построили дом для метростроевцев. Мы получили две комнаты в хорошей квартире, — рассказывал Данелия.

Режиссер признавался, что тогда его впечатляла роскошь станций. Метростроевцы гордились, что создавали лучшее в мире метро.

— У отца телефон был возле подушки: часто возникали такие проблемы, которые ему приходилось срочно решать, — вспоминал Данелия. — Мы жили не очень богато. И я помню, у него была единственная ценность — ботинки. Когда были бомбежки во время войны, он сам не уходил в подвал прятаться, а домработницу отправлял туда с ботинками. Если бомба попадет, то хотя бы ботинки не пропадут.

После войны генералам выделили участки и дали субсидии на строительство дачи. И Николаю Данелии тоже дали надел. Все деньги, что были в семье, он пустил на это и даже продал ботинки — главную ценность. Потом в одной газете напечатали, что хорошо бы эти дачи генералов отдать под детские сады. И Николай Данелия на следующий день написал заявление, что просит принять дачу под сады.

— Моя мать тогда сказала, что он будет единственным, кто так поступит. Она была права. Но при этом мать его полностью поддержала, — рассказывал Георгий Данелия.

Вспоминал режиссер и другой случай: его отца ночью вызвали на объект, где он начал командовать спасательными работами. Туда же приехал Алексей Николаевич Косыгин и тоже стал руководить.

— Отец одно говорит, Косыгин другое. И отец на него наорал: «Ты можешь замолчать? Ты мешаешь, а ну уходи отсюда!» Косыгин тогда сказал, что отец прав. Командовать должен один. Но все-таки отцу это не простили и при первом удобном случае его сняли, — говорил Георгий Николаевич. — Он тогда купил много деревянных досок и сделал из них полки, накупил книг и расставил. У Николая Данелии было много наград, в том числе два ордена Ленина.

— Метростроевцы — особые люди, — считал Георгий Николаевич. — Когда они построили первое метро, они были как космонавты. В то время это было самое большое и красивое достижение советского государства. Метростроевцами гордилась вся страна.

Самому режиссеру нравилась станция «Дворец Советов» — нынешняя «Кропоткинская».

Фильмы Данелии тоже увековечили метро. «Осенний марафон» снимали в ленинградской подземке, а «Кин-дза-дзу!» — в московской.

— Мои картины отец видел. В фильме «Я шагаю по Москве» герой Никиты Михалкова — метростроевец. Он мог бы работать где угодно, но я решил, что отцу будет приятно, если я сделаю его проходчиком метро, — вспоминал Данелия. — Отец смотрел картину и говорил — ну, ничего.

Потом мне мама рассказала, что ему нравится, просто у него характер такой. Он меня ни разу даже не погладил рукой, но он меня очень любил. Я его уважал и слушался его до последнего дня.

СПРАВКА

Георгий Данелия родился 25 августа 1930 года в Тифлисе (ныне — Тбилиси, Грузия), но уже через год его семья переехала в Москву. Выдающийся режиссер, горячо любимый зрителями, известен миллионам по фильмам: «Сережа», «Я шагаю по Москве», «Не горюй!», «Тридцать три», «Афоня», «Мимино», «Осенний марафон». Эти ленты давно стали классикой советского кинематографа.

Новости СМИ2

Все мнения
Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER