Россия отмечает Международный день таможенника

Общество

Признайтесь, вы представляете, как функционирует таможня? Ага, так я и знал: сведения о таможне исчерпываются сакраментальным «Аристарх, договорись с таможней» – фразой из бессмертного «Белого солнца пустыни». А между тем в нашем мире, где ежесекундно продаются и покупаются товары, таможенные службы занимают очень существенное место. И все-таки как она работает, эта служба дня и ночи, как умудряется проверять десятки тысяч тонн грузов ежедневно? Давайте посмотрим.Подъезжаем к огромному таможенному терминалу, расположившемуся в 30 километрах от Москвы, не далее как в трех километрах от «Шереметьева». Уф, кажется, пробки на «Ленинградке» преодолели почти без потери времени. Поднимается шлагбаум, въезжаем на территорию терминала. Ничего себе размеры. Чинно, в ряд, стоят, кемаря на морозе, сотни громадных автовозов.Чуть позже поднимаемся на крышу офисного комплекса таможни, и это, я вам скажу, картинка: в снежной взвеси простирается бескрайнее поле, сплошь заставленное легковушками. Их здесь не менее 15 тысяч – машин всех марок и комплектаций.Легковушки – прерогатива Пикинского таможенного поста Центральной акцизной таможни. Мы же сегодня в зоне расположения отдела таможенного оформления и таможенного контроля № 2 Заводского таможенного поста Зеленоградской таможни Центрального таможенного управления ФТС России.ОТО и ТК № 2 занимается в основном растаможкой «скоропорта», то есть скоропортящихся продуктов питания: мяса, овощей, фруктов.– Терминал этот – совсем новый, – объясняет исполняющая обязанности начальника поста, подполковник таможенной службы Эльвира Тихонова. – Открылся в середине ноября.В скором времени будет способен пропускать до 300 фур в сутки, пока же мы обрабатываем ежедневно не менее сотни машин. Много это или мало? Так, с 1 по 25 января нынешнего года через терминал прошло 20,5 тысячи тонн грузов на общую сумму свыше 22 миллионов долларов. Таможенные платежи составили более 231 миллиона рублей.Впечатляет? – Да уж, объемы у вас.Но почему конкретная фура заезжает на огонек, скажем, именно в этот терминал, в деревне Пикино? Потому что компания Импортер в обязательном порядке заключает договор с каким-либо таможенным терминалом. Машина пересекла границу – и сюда, получать «добро» от таможенников, иначе этому грузу в столице делать нечего.Итак, приезжает сюда машина с грузом апельсинов. В 17–20-тонной фуре – сотни ящиков с фруктами. Таможенники проверяют документы, фрукты инспектируют фитосанитары. Вскрывается несколько ящиков… так, посторонних предметов нет, ну, например, ух ты, золота-бриллиантов!Мы решили своими глазами посмотреть, как проверяют в этом терминале грузы «на вшивость», пардон, на содержание незадекларированных предметов, для чего спускаемся на склад временного хранения. Здесь же установлена огромная рентгено-телевизионная система, при помощи которой можно выяснить, нет ли этих самых бриллиантов, к примеру, в ящиках с обыкновенной керамической плиткой.– Смотрите, вот автокар транспортирует к весам груз, который мы сейчас будем проверять, – комментирует таможенный инспектор, советник третьего класса Сергей Мачинов. – Весы выдерживают груз массой до двух тонн. Взвесили, и посредством специальных роликов ящики препровождаются в чрево аппарата.Так, груз поехал, а дальше мы видим, как на мониторе компьютера возникает «картинка». Таможенники, таким образом, получают исчерпывающую информацию о том, «заначили» в ящиках товар, который хотели укрыть от посторонних глаз, или нет.– Отчего же, находил и бриллианты, – усмехнувшись моему вопросу, отвечает С. Мачинов. – Видите, аппарат действует по принципу плотности. Скажем, те же бриллианты на экране монитора будут иметь характерный темный оттенок. Можно определить и порошок, и пачку денег. Бриллианты весом в 2 карата я обнаружил, когда работал еще в «Шереметьеве». Иностранные студенты решили «пошалить». Помню, как-то люди, выезжавшие за рубеж на постоянное место жительства, засунули в обыкновенную подушку шесть килограммов золота. Думали, мы не заметим.– А вы заметили?..– Знаете, когда работаешь в таможне не первый год, даже по выражению лица человека, по его жестам, можно определить: этот господин явно что-то скрывает. Выходим на мороз: да, здесь, в ближнем Подмосковье, нос-то щиплет от холода.«Ничего, зато дышится лучше», – подбадривает начальник отдела таможенного досмотра Михаил Канашкин. Мы направляемся в зону таможенного контроля. Это местное «государство в государстве». Здесь свои ограждения и пост охраны, система радиационного контроля «Янтарь».– Обратите внимание, – показывает Михаил Валерьевич, – в зоне сейчас находится 150 фур и рефрижераторов с мясом, овощами и фруктами.Впрочем, есть и иные грузы.Откуда гости? В основном из Польши, Прибалтики, Германии. Думаю, половина из этих фур сегодня отправится в Москву. Ну вот, давайте-ка осмотрим эту машину.– Не замерзли? – встречаем юркнувшего на холод из теплой кабины водителя.– Есть маленько, – улыбнулся Вячеслав Порохня. – У нас в Литве все-таки потеплее.Чем богат? Доски привез. А морозец, конечно, крутой, но терминал мне этот нравится. И душ, и туалет – хорошо встречают гостей.– Стараемся, – сдержанно улыбается М. Канашкин. – Так, – проверяет он пломбы, – и российская, и литовская пломбы в порядке. Открывайте машину.Распахиваются дверцы огромной машины, чрево которой до отказа забито штабелями досок. Как же все это проверить? Ага, на стенках фуры прибиты доски, которые образуют удобную лестницу. Инспектор бодро взбирается по этой лестничке, внимательно осматривает груз.– Ну что, таможня дает «добро»? – все-таки не удержался я от банального вопроса.– Еще проверим, – строго отвечает Михаил, но, не удержавшись, широко улыбается. – Думаю, сегодня же Вячеслав уедет в город.

Google newsYandex newsYandex dzen