Кто организовал похищение генерала Кутепова

Общество

ДВАДЦАТЫЕ годы стали переломными в деятельности иностранного отдела (ИНО) ОГПУ, аналога нынешней внешней разведки. Надежды на инспирирование пожара мировой революции не оправдались, мировой пролетариат не пришел на помощь своим советским братьям по классу.И несмотря на все попытки превратить и так истерзанную страну в плацдарм для наступления на планетарную буржуазию, настало время оборонять то, что успел захватить долго бродивший по Европе призрак коммунизма.Но, как говорится, место врага ни в одной стране пусто не бывает. Его зловещая тень заодно обеспечивает и комфортное существование спецслужб. А потому с начала двадцатых до начала тридцатых годов основные усилия внешних резидентур советских спецслужб были направлены на подрыв так называемых боевых иммигрантских организаций. И прежде всего Российского освободительного военного союза (РОВС).На первом этапе его возглавлял генерал Врангель, а после его смерти бразды правления перешли к другому боевому офицеру – Кутепову. За плечами у Александра Павловича было две войны, не считая Гражданской. На фронтах Русско-японской войны и Первой мировой он быстро прошел путь до гвардии полковника, украсив свою грудь многими орденами, включая и Георгиевский крест.Кутепов не принял даже февральской революции, когда многие его сослуживцы украсили френчи красными бантами.И тем более не собирался подстраиваться «под товарищей». В боях во главе белых армий он заслужил не только генеральские погоны, но и прочный авторитет «человека с сердцем льва». Неудивительно поэтому, что именно Кутепов стал во главе РОВС, автоматически превратившись в цель операций ОГПУ.Однако, как отмечали его современники, смелые люди часто бывают наивными, свято верящими в идеалы, которые даже недавние братья по оружию превратили в разменную монету.Кто из наших читателей не видел классического сериала «Операция «Трест»? Сотрудники ОГПУ провели вошедшее во многие спецучебники активное мероприятие по созданию фантомного антибольшевистского подполья, в существование которого в Париже поверили. Так молодые советские спецслужбы убили двух зайцев: отвлекли силы РОВСа от попыток засыла в Россию неконтролируемых агентов, а заодно получили прямой доступ к эмигрантской верхушке.Правда, с «Трестом» излишне затянули. Фокус был разгадан, и «белогвардейцы», перехватив инициативу, даже стали подыгрывать фальшивым оппозиционерам, организовав свою дезинформационную кампанию. В конце концов некоторые из чекистских руководителей операции даже получили взыскания, хотя в Россию смогли заманить и Сиднея Рейли, и Бориса Савинкова.Игра вокруг «Треста» больно ударила по престижу Кутепова. Даже великий князь Николай Николаевич открыто говорил о своем разочаровании в генерале.Однако Кутепов продолжал верить в возможность реставрации прежней России изнутри. При этом он не замечал, как созданная во Франции после установления дипломатических отношений резидентура ОГПУ постепенно насыщает его окружение завербованными агентами.А потому его восторженная фраза, сказанная Антону Деникину, что все больше людей приходит «оттуда» с просьбой о сотрудничестве, в свете известных событий звучала двусмысленно. «Люди» были специально обученные.Да, недавние белые офицеры все чаще шли на вербовку. Мотивы были разные. У кого-то на далекой родине остались родственники, и надо было ценой предательства купить для них свободу и гарантию выживания. Кто-то мечтал вернуться домой, тем более что в парижских кофейнях все чаще говорили о том, что большевики взялись за ум и снова строят империю, идеалам которой можно и послужить. В числе завербованных оказался и близкий сотрудник Кутепова, бывший начальник штаба его армии в ходе Гражданской войны генерал Штейфон.По прошествии некоторого времени в Москве поняли, насколько выгодно и впредь сохранять обложенного агентами Кутепова на его посту, постоянно подрывая его престиж и добиваясь все большей деморализации РОВСа. Но угроза, якобы исходившая от этой организации, явно преувеличивалась на докладах Политбюро, а потому утверждают, что чуть ли не сам Сталин санкционировал операцию.Кутепова надо было живым доставить в Союз для показательного суда. План операции похищения был прост, но эффективен. Считается, что Штейфон сообщил коллеге-генералу, что с ним срочно хотели бы встретиться два оппозиционера, прибывшие из советской России. На самом деле Кутепова в седьмом округе Парижа с нетерпением ждали резидент ОГПУ Николай Кузьмин и нелегал Андрей Фикнер.Кроме того, из Москвы прибыл офицер ОГПУ Сергей Пузицкий, сыгравший активную роль и в проведении операций «Трест» и «Синдикат» (заманивание Савинкова).Прикрытие осуществлял французский полицейский, член компартии, который должен был создавать видимость полицейской операции. В итоге спецбригада без проблем затолкала генерала в автомобиль, усыпила его и на полной скорости рванула в порт на Ла-Манше, где их ждал советский пароход. Штейфон же, дабы помочь похитителям выиграть время, отправился на квартиру к Кутеповым и долго объяснял жене генерала, что ее супруг мог задержаться на церковной службе в память погибших однополчан. Так он уговорил женщину не обращаться в полицию.Дальше еще интереснее. Супругу генерала стала регулярно посещать известная певица Надежда Плевицкая, также завербованная ОГПУ. Певица горячо убеждала Кутепову, что ее муж жив, а отчеты о таких душеспасительных беседах передавала в Москву. «Курский соловей» хотела заработать себе билет до Москвы, но на родину ее так и не пустили.А генерал… генерал скончался на борту теплохода буквально в ста милях от Новороссийска. Его сердце не выдержало постоянно вкалываемых ему препаратов.Фактически операция провалилась. Новых тайн у Кутепова выведать не успели. Идея суда над заклятым врагом умерла вместе с ним. А ставшая известной операция больно ударила по престижу России.Наследники РОВСа охотно приезжали к нам в гости в период апофеоза перестройки. Но это были не боевые офицеры, а их потомки, сытые буржуа. Они не были опасны.

Google newsYandex newsYandex dzen