Город

Почему москвичи не научились экономить

Сегодня 68 процентов жителей России живут в условиях жесткой экономии, сокращая повседневные расходы.

Такие данные предоставил Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ). При этом 69 процентов опрошенных рассматривают возможность... получения крупных кредитов. И лишь 15 процентов респондентов опасаются это делать. Забавно, правда?

Опрос проводился не только в Москве, но я уверен, что его результаты к нам относятся в полной мере. И эти результаты — свидетельство личной экономической шизофрении. Мы сокращаем повседневные расходы и задумываемся о крупных кредитах, которые, понятно, эти расходы моментально увеличат. Так мы экономим или кредитуемся? Сидим на диете или обжираемся и толстеем? А мы загадочные, мы одновременно!

Экономическое поведение среднего москвича — это смесь балета с цыганочкой. Недавно те же социологи выяснили, на что представители среднего класса столицы (с зарплатой от 120 тысяч рублей) тратят деньги. 17 процентов расходов, оказывается, — покупка продуктов питания. А 20 процентов — обслуживание автомобиля. Мы на машину тратим больше, чем на еду! Но почему так много?! А потому что автокредиты, объемы которых растут в Москве каждый год. Средний москвич не покупает автомобиль по своей зарплате! Он берет в кредит иномарку за три миллиона, но с учетом процентов, страховки и прочего она обходится ему минимум в четыре. Чтобы расплатиться за необязательное, он сокращает повседневные расходы на необходимое, экономя в том числе и на продуктах. Это дурдом? Да, это дурдом.

На Западе уже десятки лет главная стратегия потребления — «смарт маркет» или умный рынок. Там ищут скидки, участвуют в акциях, там не протолкнуться на распродажах в какую-нибудь «черную пятницу». А мы не такие! Мы покупаем джип, но питаемся картошкой. Почему? Потому что картошку никто не видит, а джип видят все!

Недавно знакомая жалуется: месячный проездной закончился, так она 1 апреля полчаса у кассы метро стояла, потому что закончился у всех. Зачем, спрашиваю, по очередям отираться? Купи сразу на год. И стоять не нужно, и дешевле выйдет. Нет, говорит, это дорого. Начинаем считать. Проездной на год стоит 19,5 тысячи. А если покупать месячные проездные, то за тот же год потратишь уже 26 тысяч с лишним. Получается, что 19,5 — не дорого, а дешево! А если, говорит, потеряю? Так не теряй...

68 процентов жителей России живут в условиях жесткой экономии, сокращая повседневные расходы Фото: АГН «Москва»

Мы не умеем считать совершенно. Но что самое страшное — и не учимся. Разговариваю недавно с другой знакомой. Турция, говорит, сильно подорожала. Так что же, спрашиваю, ты тур только в апреле начала присматривать? Надо было в феврале, когда раннее бронирование и скидки. Знаю, говорит, но в феврале мне как-то все некогда было. Потратить 1–2 вечера, чтобы сэкономить 30–40 тысяч, вполне нормально, вы не находите? Оказывается, не для всех. Кому-то проще сильно переплатить.

Причин такой ситуации — три. Первая, понятно, русская лень. Вторая — непонимание простой истины, что рубль сэкономленный — это рубль заработанный. Умно потратить и заработать — это одно и то же. Третья причина — мы еще недостаточно бедные. Мы еще можем позволить себе быть немножко растяпами, плохо знакомыми с арифметикой. Но если так пойдет и дальше — обеднеем окончательно.

Мнение автора колонки может не совпадать с точкой зрения редакции «Вечерней Москвы»

Новости СМИ2

Все мнения
Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER