В России появился механизм жёсткого регулирования цен

Бизнес

С 1 февраля в России действует Закон «Об основах государственного регулирования торговой деятельности». Закон, который выстрадан в многочисленных спорах правительства, ведомств, парламентариев, участников рынка. В адрес торговцев было высказано немало упреков, в том числе и справедливых. Но нам необходимо услышать мнение самих представителей ретейла и о последствиях введения нового закона, и о том, как формируется торговая наценка, почему растут цены.Сегодня в гостях у «ВМ» – [b]исполнительный директор Ассоциации компаний розничной торговли России Илья Белоновский[/b].Напомним, в это объединение входят 32 крупнейшие розничные торговые сети, действующие в нашей стране, такие как X5 Retail Group «Перекресток», «Пятерочка», «Карусель», «Патэрсон»), «Магнит», «Седьмой континент», «Копейка», Ашан, «Метро», «М-Видео», «Эльдорадо», «Снежная королева» и др.[b][i]Как молоды мы были[/i]– Илья Вячеславович, трудно спорить с тем, что ретейл – среди наиболее рыночных и цивилизованных сегментов отечественного рынка. А когда пришли в торговую сферу вы, как она изменилась за последние годы?[/b]– Вы знаете, я работаю в сетях с 1997 года, скажем так, всю свою сознательную трудовую жизнь. За эти годы пройден путь, который во многих развитых странах занимал не менее 30–40 лет. Мы практически с нуля довели долю современных форматов торговли по стране – я имею в виду крупные розничные сети – до 22–23 процентов. 10 тысяч магазинов, более 10 миллионов покупателей ежедневно – а ведь это показатели только компаний, входящих в нашу ассоциацию. В Санкт -Петербурге доля сетей составляет 70 процентов, в Москве – 33–38. Заметьте, 20 процентов работающих людей в стране заняты именно в торговле.В кризис спрос в целом упал на 15 процентов, сети потеряли несколько меньше. Платежеспособность населения заметно упала и не восстановилась до сих пор, так что на докризисный уровень отрасль пока не вышла. Упал и средний размер чека. Покупатели стали ориентироваться на более дешевые товары. Хотя обычный новогодний всплеск активности покупателей как раз оправдал надежды ретейлеров.[b][i]Налетай, подешевело![/i]– А теперь о хлебе нашем насущном – о ценах. Из чего складывается структура розничной цены товара, реализуемого в супермаркете?[/b]– Это, естественно, издержки – аренда торговых площадей, реклама, зарплата персонала, логистика, строительство новых магазинов и т. п. Наценка зависит от того, что именно магазин продает. Поскольку существует немалое число товаров, прежде всего продуктов питания повседневного спроса, торговая наценка на которые ниже издержек на их реализацию. Этими товарами сети вполне осознанно торгуют, что называется, «в минус», т. е. себе в убыток. Понятное дело, не из благотворительных побуждений – бизнес создается для получения прибыли, – но для привлечения клиентов. Чем больше покупателей, тем выше товарооборот, а это главное для торгующей организации (если только она не продает некий эксклюзивный товар). Но существует немало товаров, как правило, более премиального качества, более престижных и, соответственно, рыночная наценка на эти товары выше среднего уровня. Условно говоря, на творожный сырок российского производства стоимостью 4 рубля магазин поставит наценку 20 копеек, а на сырок, доставленный на самолете из Франции, наценка может быть в десять раз больше.[b]– А каков этот самый средний уровень наценки?[/b]– Все зависит от товара и формата магазина. Средняя наценка в сетях России – 20–25 процентов, и мы по этому показателю соответствуем мировым стандартам.На дорогие и экзотические товары, к примеру, молоко из Франции или устрицы с острова Бора-Бора, может быть установлена и высокая наценка. В свою очередь на продукты, которые, скажем так, входят в социальный пакет, наценки может не быть вовсе. Надо понимать, что за счет высокой наценки на премиальные товары мы позволяем себе дешево торговать молоком, маслом, хлебом – товарами первой необходимости.Самый эффективный способ привлечения покупателей – ценовые акции. Мы подсчитали: когда даже в небольшом магазине с ассортиментом в 4 тысячи товаров проходит ценовая акция, то есть по сниженным ценам продается два-три конкретных вида товаров, например, яйца, глазированные сырки или селедка, то доля продаж этих продуктов поднимается до 30 процентов от общего товарооборота магазина за день! Торговле нужны оборот и покупатель, и в повышении цен мы никак не заинтересованы, поймите. Чем ниже цена, тем больше товара у нас купят.[b][i]Это Васька поднял цену[/i]– Тем не менее цены растут.[/b]– Но в 99 процентах случаев изменение цены на полке супермаркета означает изменение цены поставщиком товара, а не магазином.[b]– Однако поставщиков отбирает торговая сеть. Как вы это делаете, кому отдаете предпочтение? И ведь не секрет, что получить возможность продавать свой товар в магазине очень сложно и очень дорого.[/b]– Именно мы отвечаем за качество товаров на полке магазина. Поэтому, действительно, поставщику непросто попасть в торговую сеть. Потому что сети необходим товар высокого качества и отработанный уровень логистики, то есть выверенный способ доставки товара в магазин. Это очень важно. Пусть у конкретного фермера Иванова имеется превосходный товар, но поймите, сеть не сможет с ним работать, если этот фермер намерен осуществить разовую поставку в один магазин. Сети необходимы постоянные поставки, ежедневные, поскольку сейчас невозможно себе представить, чтобы покупатель пришел в супермаркет и не нашел там какого-то продукта. А вот для того чтобы такой ситуации не возникало, мы и заключаем долгосрочные контракты с надежными, крупными, проверенными производителями тех или иных товаров.При этом нередко возникает ситуация, когда предложение превышает спрос. Условно говоря, я могу поставить на полке 10 сортов чая, а мне предлагают сто. Надо выбирать. Как? Мы отбираем подходящую по критериям конкретной торговой сети продукцию, а потом устраиваем тендер между поставщиками для того, чтобы выбрать эти самые десять сортов.Важно, какую цену и условия совместной работы предложит сети поставщик. Наша цель элементарна: купить у поставщика качественный товар как можно дешевле. Да, требования у нас жесткие, но мы создаем пул поставщиков и выбираем лучшие предложения. Святое право торговаться пока еще никто не отменял, а чем дешевле мы купим продукт, тем дешевле его и продадим.[b]– А как же с бонусами, то есть различными платежами, которые сети требуют у поставщиков за свои услуги? Входной билет в магазин, плата за расположение товара на полке и прочее.[/b]– Подождите, а разве вы, к примеру, заправляя бензином свой автомобиль, приобретаете топливо бесплатно? Разве за услуги не принято платить? Главный критерий при заключении контракта для нас – конечная цена товара. Не дороже, а лучше, дешевле, нежели у конкурентов. Нам абсолютно невыгодно приобрести товар у поставщика и оставить его на полке из-за высокой цены. Что нам с этим товаром делать? Пресса, чиновники продолжают твердить о бонусах.А ведь бонусы как таковые в политике большинства современных российских сетей уже где-то 2005–2006 года ушли в небытие. Существуют услуги, оказываемые поставщику на возмездной основе. Хочешь – покупай услугу, не хочешь – не покупай. Но если к нам приходит представитель того или иного, условно говоря, мясокомбината и говорит: «Я хочу, чтобы моя колбаса и сосиски продавались лучше, чем у конкурентов», стало быть, он покупает у магазина соответствующую услугу. Потому что, естественно, две большие разницы, где будет расположен товар: на верхней полке, на самой нижней или на уровне ваших глаз, в центре зала, подле касс или на периферии магазина, «на Камчатке». Вы хотите сказать, что магазин обязан удовлетворить эту просьбу бесплатно? А почему мы должны тогда идти навстречу поставщику Сидорову? Чем Иванов хуже, а еще есть Петров, Кузнецов и прочие. То есть с точки зрения оплаты услуг закон практически ничего не изменил. У поставщика есть добровольное право воспользоваться услугами сетей.[b]– Статья 9 Закона о торговле разрешает магазину получать вознаграждение за объем поставленного товара. Шестой же пункт статьи гласит: «Включение в цену договора поставки продовольственных товаров иных видов вознаграждений не допускается».[/b]– Совершенно верно, и наша практика никак закону не противоречит. Вы говорите – услуги. Мы можем сказать поставщику: вози товар в 500 наших магазинов.Да он разорится на этом. Поставщик приходит к нам, подписывает договор логистических услуг и привозит свой товар в одно место, на оптовый склад сети, откуда уже мы сами развозим товар по магазинам. Но не даром же мы станем возить эти товары, что ж это тогда за бизнес, согласитесь! Но если у поставщика с логистикой все в порядке – нет вопросов, вози товар самостоятельно.[b]– Приняли закон, вашей условной покупательнице бабе Мане сказали: купцы теперь не смогут брать незаконную денежку у производителя твоей любимой колбаски. И колбаска твоя, бабуля, станет на три рубля дешевле. Станет?[/b]– Видите ли, нынче эксперты разделены на два лагеря. Одни действительно предрекают некоторое падение цен. У других – мнение прямо противоположное: цены повысятся, утверждают они. Мнение торгового сообщества иное: фактически потребитель последствий влияния закона не почувствует.[b]– Так что же, принятие базового Закона о торговле, которого в стране до сих не было, вовсе и не нужно?[/b]– Закон поменял принципы работы. Но для удешевления товаров у нас в стране пока нет экономических оснований. Инфляцию никто не отменял, рост коммунальных платежей продолжается. Не забывайте, наши производители существенно зависят от поставок импортного сырья, оборудования, упаковки. Повышение цен? Опять же, повторюсь: во-первых, у нас остается возможность торговаться за дешевую цену с поставщиками. А вовторых, магазинам высокая цена товара не нужна, это невыгодно покупателям, соответственно, невыгодно и рознице.

Google newsYandex newsYandex dzen