Вещевые рынки в столице ликвидируют, а сельскохозяйственные сохранят

Вещевые рынки в столице ликвидируют, а сельскохозяйственные сохранят

Общество

ПО СВЕДЕНИЯМ Росстата, в январе 2010 года обороты розничной торговли в России возросли по сравнению с аналогичным периодом прошлого года на 0,3%. Аналитики задаются вопросом: не свидетельствует ли это о слабом росте потребительской активности населения? Что чрезвычайно важно: коли падает покупательская способность, стало быть, компании, производящие товары, лишаются возможности их реализовывать, соответственно, получать доходы, платить налоги и зарплату, модернизировать технологические процессы и т. п.А как развивался в кризисном году крупнейший в нашей стране потребительский рынок Москвы? Ведь притом что численность населения столичного мегаполиса составляет менее 7% от числа жителей России, оборот розничной торговли Первопрестольной превышает 17% от общероссийского. Естественно, последствия экономического кризиса существенно повлияли на функционирование рынка розничной торговли и услуг Москвы.О его проблемах и перспективах развития шел обстоятельный разговор на состоявшемся в столице хозяйственно-экономическом активе городского департамента потребительского рынка и услуг.[b]Конкуренция и лукавство – две большие разницы[/b]В 2009 году москвичи заметно меньше, нежели в прошлом, приобретали непродовольственных товаров.Сравните, в 2008 году в структуре розничной торговли города доля расходов на приобретение бытовой техники и мебели, посуды, одежды, обуви и т. п. составляла 53%, в 2009-м – лишь 49,9%. Кушать меньше мы с вами не стали, однако, заметно выросли затраты на покупки дешевых продуктов питания. В целом же оборот розничной торговли в Москве в прошлом году (без учета продаж на столичных рынках) сократился на 7,3% и составил 1,95 триллиона рублей.– В декабре нынешнего года в России принят Закон «Об основах государственного регулирования торговой деятельности», – отметил руководитель столичного Департамента потребительского рынка и услуг Владимир Малышков. – Это, без сомнения, знаковое событие. Но давайте вспомним, что аналогичный закон города приняли 12 лет назад, и это нам позволило выстроить стройную систему управления отраслью. Но вот я хочу спросить: если полномочия региональных и муниципальных органов власти уменьшаются, не отразится ли это на эффективности деятельности всей системы? Например, в прошлом году в наш адрес поступило 11,5 тысячи обращений и жалоб. И из органов федеральной власти приходят аналогичные жалобы с резолюцией: «Примите меры». Но простите, а какие у нас остались полномочия для принятия этих мер? Да практически никаких. Такие полномочия нынче сохраняются лишь у прокуратуры и Роспотребнадзора.К тому же вступило в действие постановление об отмене обязательной сертификации продуктов питания, а также косметики. Но ведь только в прошлом году органы правопорядка изъяли у коммерсантов недоброкачественной продукции на сумму в 2,5 миллиарда рублей. В 2009 году, например, некачественным алкоголем отравился 5591 человек, 936 горожан погибли. Из незаконного оборота изъято свыше 2 миллионов бутылок. Но регионы не имеют права контролировать оптовые поставки спиртных напитков. А ведь действовавшая ранее городская система контроля качества алкогольной продукции работала столь эффективно, что в Москве смертность от отравления некачественным спиртным была в 17 раз (!) меньше, нежели в среднем по России.Качество нормативных актов, регламентирующих деятельность бизнеса в сфере розничной торговли, оказывает на рынок очень большое влияние. Но тут встает извечный российский вопрос: насколько государство может вмешиваться в деятельность предпринимателей? Как не навредить и в то же время проследить за качеством оказываемых коммерсантами обществу услуг?Не секрет: среди значительной части населения бытует мнение, что власти должны жестко регулировать цены, по крайней мере на продукты питания, реализуемые в магазинах. Но разве мы не проходили этого самого регулирования прежде, в советские времена? Разве забыли о пустых прилавках магазинов, «колбасных электричках»?– Знаете, на мой взгляд, рыночная экономика на порядок сложнее, чем экономика командно-административная, – отметил участвовавший в работе актива председатель Комитета Госдумы по экономической политике и предпринимательству Евгений Федоров. – Мы смотрим на развитые рыночные экономики стран Запада. Но ведь там рыночная экономика развивалась 300 лет. Дайте же нам время.Конечно, 300 лет ждать не хочется, но, может, наша талантливая страна уложится в 50? Во всяком случае, по словам Е. Федорова, закон о торговле разработан именно с целью развития конкуренции в России, находящейся пока в зачаточном состоянии.– Вы посмотрите, почему, например, столь низка в России закупочная цена на молоко? – продолжил Евгений Алексеевич. – Да потому что в этом секторе сельхозпроизводства чрезвычайно высокая конкуренция. Но отчего же закупочная цена молока – 6 рублей, а на прилавках магазинов оно уже в несколько раз дороже? Потому что конкуренции на уровне оптовых закупок, перевозчиков, ретейла просто нет. Отсюда и появляется монополистическая часть наценки. По нашим расчетам, в виду отсутствия конкуренции эта самая монополистическая наценка составляет до 50% стоимости основной массы товаров в России.[b]Рынок? Базар![/b]Захожу на один из московских рынков. У продавца – улыбающегося жгучего брюнета с роскошными усами – дивные помидоры. «Слюшай, ти панюхай этот памидор. Он же вчера на грядка жил». – «Взвесьте килограммчик». – «Харашо, дарагой, кюшать будешь – благодарить меня будешь. Не памидор – рахат-лукум. Полтора кило возьмешь? Маладец!» Беру помидоры, расплачиваюсь, отхожу от продавца, заглядываю в сумку. Волшебство: половина помидоров чуть желтоватые, несколько плодов явно с гнильцой. Возвращаюсь. Мой джигит уже не улыбается: «Чито? – вопрошает он гневно. – Слюшай, какой ты жадный. Я тебе даром такой памидор дал, а ты! А куда я этот гниль дену – сам кюшать буду?» Это что – рынок? Нет, обыкновенный базар. Но ведь пока на рыночную торговлю в городе приходится около 22% розничной торговли столицы.В 2009 году в Москве было закрыто 10, а всего за последние десять лет – 160 рынков из 240 действующих в столице. Вспомните, однако, чего стоила эпопея с закрытием крупнейшего в Европе оптово-розничного рынка – Черкизовского.– Мы должны объявить нашу принципиальную позицию и принимать системные, плановые меры по рынкам, – заявил мэр Москвы Юрий Лужков. – Я уверен, что в современном цивилизованном городе, каким является Москва, стационарных вещевых рынков быть не должно.Рынок – это контрабанда, контрафакт, система безналоговой торговли. Нас это не устраивает. Шаг за шагом мы должны вещевые рынки убирать. Мы разработаем конкретную программу и график, где будут предусмотрены сроки вывода этих рынков из столицы, вплоть до последнего. Зачем нам нужны эти рынки? В Черкизоне, например, обнаружилось громадное количество товаров, неизвестно каким образом прошедших через границу.Цивилизованная торговля всегда будет проигрывать рынкам, действующим не по правилам. Нам это не нужно. Полагаю, мы обязаны вывести вещевые рынки из Москвы в короткие сроки. А вот сельскохозяйственные рынки на данном этапе развития города должны остаться. Правда, необходимо установить особый контроль качества реализуемой на этих рынках продукции, а процесс это очень сложный.

Google newsYandex newsYandex dzen