Кто растит для нас самых настоящих кровопийц

Общество

Возле розничного киоска на первом этаже Международного центра медицинской пиявки в подмосковном поселке Удельная немолодая покупательница дотошно расспрашивала продавщицу о новинках. К десятой минуте диалога разговор плавно перетек на самих пиявок. «А разве вы их здесь кормите?» – с неподдельным изумлением в какой-то момент вдруг спросила посетительница.– Конечно, – ответила собеседница за прилавком, сохранявшая, судя по всему, приветливость и невозмутимость уже с известным трудом.– Чем же?!– Ну, подбираем жертву… В основном из непонятливых покупателей… – прозвучал лаконичный ответ.– Ага… Ну, спасибо! – и тетеньки тут же след простыл.[b]Бабье лето без конца[/b]На самом деле пиявок здесь действительно кормят. Для этой цели на подмосковных комбинатах закупают субстанцию с кровью рогатого скота, которую после ветеринарного и биохимического тестирования помещают в специально разработанные аппараты – металлические барабаны, напоминающие эмалированные кастрюли или небольшие кухонные сита. Одна из поверхностей «сита» обтянута имитирующей кожу животного полимерной пленкой. В эту сложную конструкцию еще ставят поддон и уже туда помещают пиявок.– После «обеда» пиявка остается внутри поддона, и это очень удобно: ее не надо ловить по всему барабану, – объясняет заведующая отделом выращивания пиявок Елена Титова, любезно согласившаяся стать нашим гидом по этому необычному объекту, расположившемуся в самом центре Удельной. – Эта технология, между прочим, создана именно на нашем предприятии. А сейчас – внимание: самое интересное…В полутемном помещении тепло и сухо. Здесь никогда не кончается бабье лето. «Комната для закладки маток. ЗАКРЫВАЙТЕ ЗА СОБОЙ ДВЕРЬ» – читаю на входе. Елена Александровна отодвигает тяжелую стеллажную створку, откидывает плотный бумажный лист с крупно написанной датой и запускает руку в одну из десятков пятилитровых банок. Там, в торфяных пустотах, напоминающих пиявкам их родные болотные норы, в коконах набирается сил малышня.– Судя по дате, им пора на свет божий, – прикидывает Елена Титова и осторожно раскрывает один из коконов.Я трогаю наружные стенки. На ощупь – будто пористый поролон. О-о-о, а вот и мальки: с десяток крошечных червячков выползают на ладонь и принимаются деловито «утюжить» пальцы Елены Александровны.– Бывает, что под одежду заползают? – интересуюсь я.– Не без этого. Они же маленькие, за каждым не уследишь. Потом, когда место, где он пытается присосаться, начинает чесаться, беглеца выдворяем на место…[b]Эффект Дуремара[/b]Медицинская пиявка, как и другие сотни биологических видов пиявок, встречающихся на нашей планете, – червь. Но за миллионы лет эволюции это существо адаптировалось к единственному продукту питания – крови других существ. Больше по вкусу пиявкам кровь млекопитающих, хотя сойдет и рыбья, и лягушачья.– Но голодная пиявка довольно прожорлива и за один присест может, к примеру, полностью обездвижить среднюю «квакушку», – рассказывает генеральный директор центра доктор биологических наук Геннадий Никонов. – Поэтому ей волей-неволей пришлось решать задачу выживания собственных питательных объектов, чтобы вслед за ними не отправиться на тот свет. Именно поэтому, кстати, пиявки гораздо охотнее присасываются к крупным зверям. Но главное – во время эволюционного развития в слюне пиявки выработался специфический фермент – секрет, который, попадая в кровоток жертвы, обогащает ту жизненной силой и в конечном итоге оздоравливает ее.Подметив этот эффект многие тысячи лет назад, люди стали использовать пиявок в медицине. Небезызвестный киногерой в исполнении Владимира Басова (по современной медицинской классификации Дуремара назвали бы гирудотерапевтом), если помните, утверждал, что «от бронхита, тонзиллита, от печенки, селезенки, от полипа и от гриппа помогут вот эти козявочки…»[b]Весьма дорогие пиявочки[/b]В розничной продаже в Удельной пиявок нынче продают по 49 руб. 50 коп. за штуку. Предложения примерно по такой же цене можно встретить и в Интернете.Впрочем, там же присутствует и откровенный демпинг – вплоть до трехкратного удешевления.– Но это, скорее всего, черный рынок, – говорит Никонов. – Орудуют на нем люди, самостоятельно отлавливающие пиявок в дикой природе и не несущие никакой ответственности за качество продукта.Элементарный пример: предположим, сегодня пиявка присосалась к захотевшему искупаться ВИЧ-инфицированному человеку и «наглоталась» вируса. Завтра ее добывает энтузиаст-ловец, а послезавтра не подозревающий подвоха пациент ставит ее себе, вместо лечения получая, мягко говоря, обратный результат.Отсечь нецивилизованных дилеров, по словам Геннадия Ивановича, легко. Если какая-то фирма предлагает товар летом-осенью, а в феврале-марте пиявок в продаже нет – значит, налицо «левак».Что же касается столичного региона, здесь всего два крупных предприятия, накопивших богатый опыт и собственные технологии в выращивании пиявок.В Удельной, к примеру, этих неутомимых кровопийц «доводят до кондиции» круглогодично, чтобы поток свежего лечебного продукта не прерывался. Впрочем, было так не всегда. На полный цикл здесь перешли перед самым распадом СССР. А прежде тут в течение полувека находился питомник, где отловленных в окрестных водоемах мальков всего лишь выращивали по научной методике. Впрочем, по-прежнему регулярно по весне персонал Международного центра отправляется с сачками по рекам, прудам да болотам Раменского района. Но отлавливают сейчас всего-то 20–30 тыс. диких пиявок за год. По сравнению с 3-миллионным валовым продуктом это капля в море, а нужна она для обновления генофонда, чтобы «фабричное население» от поколения к поколению не вырождалось.Хотя по истории и по идеологии применения пиявка близка к средствам народной медицины, наукой она изучена до последней клеточки. Поэтому на данный препарат разработан собственный государственный стандарт – фармакопейная статья, отход от требований которой недопустим. Соответственно, потребителям – аптекам, клиникам, в свободную продажу – пиявок отправляют только после того, как они, пребывая фактически на санаторной диете (питание трижды в неделю с постоянной сменой воды в банке), достигнут нужного размера. Но не сразу: повзрослевшей пиявке предстоит 3-месячная голодовка, по истечении которой та поступит на процедуру сертификации. «Поститься» ее заставляют для того, чтобы, попав на тело пациента, она с жадностью присосалась к нему и исполнила свою полезную миссию.[b]Женская солидарность[/b] Кстати, о воде. Пиявок растят только в артезианской: обычная водопроводная, с хлоркой, для них не подходит.Вообще эти «козявочки» очень чувствительны к любому изменению внешних условий (так, после чернобыльской катастрофы вымерла почти вся популяция на территории Украины и Белоруссии).Поэтому размещение в далеком 1937 году столь специфического предприятия в тихом поселке под сенью хвойных лесов, вдали от автотрасс и промышленных предприятий оказалось на редкость дальновидным поступком.Но мы отвлеклись от «производственного цикла». Отнюдь не все рожденные в удельнинской неволе червячки заканчивают свою жизнь в статусе живого лекарственного средства (за редчайшим исключением после применения по назначению медицинскую пиявку полагается утилизировать).Некоторые особо выдающиеся (в прямом смысле) экземпляры удостаиваются чести быть причисленными к касте маток. За год таковых набирается около 90 тыс. Их переносят еще в одну режимную зону – «комнату для закладки маток».Созданные Творцом гермафродитами, пиявки тем не менее для оплодотворения обязательно должны найти себе пару. Когда любовь сделает свое дело, на теле матки возникает характерный толстый поясок. Тогда-то из воды ее и пересаживают в торфяную «нору».Само собой, в условиях непрерывного производства все это происходит круглый год, а не только в апреле-мае, как у вольных сородичей удельнинских затворниц.Наверное, из сказанного понятно: строжайше соблюдать многочисленные условия успешного роста пиявок способны только женщины. В незапамятные времена работницы центра считались простыми лаборантками. Потом в их трудовых книжках появилась запись «лаборант-выращиватель». А сейчас в общероссийском реестре трудовых специальностей официально присутствует позиция «выращиватель медицинской пиявки»!– В основном у нас трудятся жительницы Удельной и соседних поселков, потому что работа выращивателя предполагает ежесуточный уход за своей партией, – говорит Елена Титова. – Но не думайте, что мы с легкостью берем любую соискательницу. Сначала пару месяцев придется побыть подсобным рабочим. Если за это время мы видим, что человек хочет быть с пиявками и, что гораздо важнее, этого хотят пиявки, мы переводим новичка в подменные выращиватели. У этого сотрудника еще нет собственной партии, но он делает все операции с «чужими» пиявками, когда это необходимо. И минимум еще через полгода специалист, быть может, станет настоящим выращивателем.– Все понятно. Кроме одного: как узнать, хотят пиявки сотрудничать с кем-то или нет?– Ну, мы это чувствуем, а словами, пожалуй, не расскажешь… Но сами пиявки однозначно распознают и добрых, и злых людей.И тут же в десятке ближайших банок мириады червей, будто кивнув, синхронно нырнули с поверхности воды на дно.

Google newsYandex newsYandex dzen