«Вечёрка» помогла священникуиз города Боржоми найтиоднополчанина своего отца

Общество

[b]Отцу Серафиму досталось от отца самое дорогое наследство – память.[/b]В первый момент этого телефонного разговора я даже не поняла, не поверила; потом решила, что не расслышала: «Откуда-откуда вы звоните?!» – «Из города Боржоми, из Грузии! Меня зовут отец Серафим. Я по поводу вашей публикации «Молодая у них фамилия». Это было в «Вечерке» 25 февраля…» Нет, конечно, так не разыгрывают, не шутят. Но согласитесь, фантастика! Хотя почему фантастика? В наш-то век компьютерных коммуникаций. Газеты нашей, понятное дело, в Грузии не достать, зато есть интернет-версия «Вечерней Москвы». Вот так и дошла статья о ветеране Анатолии Григорьевиче Младове до города Боржоми, вот так и прочитал ее митрополит Серафим и понял, что, скорее всего, с ним, героем нашей статьи, служил его отец Илья Джоджуа.Мы стали готовить статью – новую, вот эту – и тут грянул тот самый пресловутый телерепортаж: русские в Грузии, Саакашвили убит, и прочая подлая муть… Что тут скажешь? Бог им судья. А вообще, есть правда в словах, некогда произнесенных одним грузином (да!). Если перефразировать и обощить: «Правители приходят и уходят, а народ, люди остаются…» И ведь не возразишь.[b]Две судьбы, одна война[/b]…Илья Андреевич Джоджуа родился в Сухуми в 1917 году. Война застала его студентом геофака Политехнического института. Так же как и Анатолий Младов, он мечтал попасть на фронт и вместе с однокурсниками осаждал военкоматы, так же как Младов, был определен в Академию химзащиты.Это был ускоренный курс, сформированный в 1941 году. Новобранцев-химиков обучали самому важному в сжатые сроки и сразу отправляли на фронт. После окончания академии в 1942 году Анатолий Младов попал в самое пекло Сталинградской битвы, а Илья Джоджуа – на Северо-Кавказский фронт, где тоже шли кровопролитные бои.Возглавив вылазку против фашистских снайперов, молодой командир Анатолий Младов был тяжело ранен, потерял зрение и был вынужден демобилизоваться. Старший лейтенант, командир химической службы танкового полка Илья Джоджуа защищал Кавказ, потом воевал под Харьковом, вспоминая впоследствии эти бои как самый страшный эпизод своей военной биографии. Он прошел Великую Отечественную и продолжал служить до декабря 1945 года, награжден медалями «За оборону Кавказа» и «За Победу в Великой Отечественной войне 1941–1945 годов».После войны Анатолий Младов, несмотря на полную слепоту, окончил МГУ и отработал преподавателем больше 40 лет. Илья Джоджуа осуществил мечту стать геологом, почти десять лет работал в ГДР, в городе Карлмарксштадт, был геологомконсультантом во Вьетнаме, получил орден Хо Ши Мина и орден Труда, вернувшись на родину, работал в Ткварчели главным геологоминженером. Трудовая биография у обоих фронтовиков не менее яркая, чем военная.Илья Джоджуа потерял на войне брата Северяна Джоджуа. Он погиб в 1942 году в Керчи. На память от него в семье осталась фотография 1905 года – на ней трехлетний Северян вместе с родителями в Сухуми.[b]Память в наследство[/b]Сын Ильи Джоджуа, откликнувшийся на нашу статью, тоже родился в Сухуми. Он окончил русскую Школу № 2 имени А. С. Пушкина, служил в армии, поступил в Художественную академию в Тбилиси... строил грандиозные планы, он даже мечтал уехать в Америку, как многие молодые специалисты его поколения.Но судьба распорядилась иначе: он избрал путь духовного служения. Верующим отец Серафим был с детства, так воспитала мама, она же тайно крестила в церкви, когда тому было два годика.Почти сразу после окончания академии, в 1991 году, он поступил послушником в монастырь святого Антония Марткопского близ Тбилиси. В 1992-м стал монахом, а в конце года – священником, сейчас является митрополитом в Боржоми.С отцом его связывали не просто родственные узы, но еще и настоящая мужская дружба. Фронтовику было тяжело говорить о войне – слишком много горя, смерти и мучений пришлось увидеть в эти годы, но он сумел передать сыну самые важные воспоминания о том суровом времени. Ильи Андреевича Джоджуа не стало в 1981 году, но сыну осталось дорогое наследство – память. Когда увидел в статье знакомое «Академия химзащиты» – забилось сердце: словно весточка из далекого прошлого, словно от родного отца добрый привет… Слово «однополчанин», вынесенное в подзаголовок, может, и не совсем точное.Но, думаю, нет тут большой ошибки: все они – фронтовики, ветераны, солдаты Великой Отечественной – однополчане в каком-то главном смысле этого слова.В апреле отец Серафим приедет в Москву. Он мечтает встретиться с Анатолием Григорьевичем Младовым и «обнять его, как своего отца».А еще отец Серафим хочет передать патриарху Кириллу старинную икону 1762 года. Это личная малая икона святого Арсения Мацеевича, митрополита Ростовского и Ярославского, память которого отмечается 13 марта. Она попала к отцу Серафиму из антикварного магазина в Тбилиси как подарок на день рождения. Будем надеяться, что и у этой истории будет счастливый конец.…У нас к нему еще тысяча вопросов, и мы очень ждем встречи, надеемся, что увидимся в Москве, пригласили его в редакцию – пообщаться, поговорить, познакомиться поближе. Мы и сейчас переписываемся по «мылу», посылаем друг другу эсэмэски. И каждое свое письмо он начинает словами «Благослови вас Бог…» Он прислал нам много фотографий, и своих, и отца.На первой странице мы опубликовали снимок 1941 года – Илья Джоджуа в верхнем ряду, третий слева.Вот такая история. У которой – мы верим – обязательно будет продолжение. Несмотря ни на какие «трудности перевода» с современного грузинского на русский и обратно...До встречи, отец Серафим!

Google newsYandex newsYandex dzen