Вторник 20 августа , 04:08
Туманно + 15 °
Город

Заставь дурака Богу молиться…

«Заставь дурака Богу молиться, он и лоб расшибет»: вспоминаю эту пословицу весной, когда в Москве после зимней спячки в автобусах включают кондиционеры, вымораживающие салоны.

Лечащий врач, недавно выписывая мне больничный, уверяла, что наши кондиционеры — это песня и настоящий бич столичного транспорта, каждую весну прибавляющий им, врачам, работы.

Правительство Москвы делает все, чтобы в нашем любимом городе людям было комфортно жить — как и во всей цивилизованной Европе. Не может оно справиться с одним — навести порядок в головах.

В данном случае у тех, кто отвечает за установку температурного режима в этих самых автобусах.

…Еду от редакции с Савеловского вокзала в сторону метро «Белорусская». Стоим на остановке, ярко светит солнышко, на улице температура уже +22, обрадованные сограждане, пригревшись, оставили куртки дома, а некоторые даже стоят в футболках. Не отстают от взрослых и дети: школьные пиджаки долой, засунуты в портфели.

Заходим в салон подъехавшего автобуса и… попадаем в настоящий холодильник. По табло бодро пробегает строка «температура на улице +21, температура в салоне — +13». Автобус ползет неспешно, народ начинает зябко ежиться. Двери — наглухо, бедные дети не знают, куда деться от вседостающей пасти кондиционера, который широким фронтом хлещет по нашим головам холодными воздушными массами.

— Выключите, пожалуйста, кондиционер. В салоне очень холодно, — просит пожилой мужчина водителя.

— Ага, — огрызается водитель, – а через две минуты вы будете говорить, что умираете от жары.

— С чего бы это? — удивляется женщина, — на улице всего 22. А у нас здесь дубак.

— Не положено! — отрезает водитель.

— Но ведь дети, — пытается воззвать к его отцовским чувствам гражданин. — Все заболеют! Сделайте тогда теплее.

— Температура выставлена автоматически, — отрезает водитель.

Кому-то всегда слишком холодно, кому-то — слишком жарко Фото: Алексей Орлов, «Вечерняя Москва»

Сфотографировала я это табло. Не поленилась: позвонила по телефону в вышестоящую организацию, называю номер автобуса, объясняю ситуацию. Дамочка скучно-монотонным голосом сообщает, что, дескать, в городе Москве по нормам разница в салоне и на улице должна составлять семь градусов. «С чего такой перепад? И это ж, наверное, в жару она должна составлять такую разницу, — пытаюсь взять я ее логикой. — Во всем мире комфортной считается температура в салоне в 20–22 градуса! Но не 13 же!» На том конце провода мне монотонно-издевательски зачитывают нормативы какой-то инструкции, принятой непонятно кем, и пытаются доказать, что это — самый комфортный для меня, задубевшего от холода пассажира, вариант.

Самое удивительное, что на той же Белорусской я пересаживаюсь на другой автобус: мне — в Дом Кино. И вот там температура в салоне +20, притом что за бортом все те же +22 (это табло я тоже сфотографировала).

Видимо, эти два автобуса ходят по разным городам, раз подчиняются таким разным инструкциям!

Думаю об этой ситуации, и вспоминается выступление Михаила Задорнова по поводу американцев. О том, что они, бедные, сильно огорчаются, когда в туалете с внутренней стороны двери сломана щеколда. Не могут, бедолаги, сообразить, что в этом случае делать. Но наши — люди русские, смекалистые, они всегда найдут выход из любого положения и долго переживать точно не будут. Вопреки авторитетной инструкции они просто открывают все окна и люки, чтобы выравнять температуру в салоне и за бортом — не умирать же в холодильнике! Вот и мчатся столичные автобусы с по-европейски включенными кондиционерами и по-русски распахнутыми окнами и люками по просторам города. Не верите? А вы прокатитесь утром на маршруте 905, который идет от МКАД в сторону Белорусской экспрессом. Сами все увидите!

Мнение автора колонки может не совпадать с точкой зрения редакции «Вечерней Москвы»

Новости СМИ2

Все мнения
Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER