В Москве вновь говорили о перезагрузке российско-американских отношений

В Москве вновь говорили о перезагрузке российско-американских отношений

Коридоры Власти

ПРИЕЗД в Москву госсекретаря США Хиллари Клинтон лишний раз продемонстрировал, что обсуждаемый новый договор СНВ имеет, помимо военно-стратегической, и политическую составляющую.Но и фактически фокусирует весь комплекс двусторонних проблем и расхождений во взглядах на современный мир.Перезагрузка, анонсированная Обамой, мягко говоря, не идет. И предложенная нашим министром иностранных дел Лавровым «дозаправка в воздухе» выглядит отчаянной фигурой речи. Притом что в Кремле ныне уже не спешат любой ценой форсировать подписание договора, который вряд ли принесет правительству внутриполитические дивиденды.Между тем простор для торга вокруг будущего договора остается. Кремль уже явно не устраивают пустопорожние обещания США в обмен на наши конкретные уступки. Один раз уже обожглись, ужесточив тон в отношении Ирана, но первоначальный показной отказ Штатов от развертывания систем ПРО в Польше и Чехии оказался с течением времени компенсирован черноморским вариантом размещения.Теперь вновь финиш переговоров по СНВ фокусирует и недовольство России закрытым американским рынком (за прошлый год наш двусторонний товарооборот упал в два раза), и заокеанское стремление максимально изолировать Иран. В связи с этим Москва удачно использует нынешнюю ситуацию с властным двиумвиратом, которая позволяет обоим лидерам распределить классические роли – либерального прозападника и консервативного почвенника.Известная разноголосица, к которой так всегда любили прибегать в Вашингтоне (миролюбивый госсекретарь и «ястреб» – министр обороны), ныне работает и в Москве. И если президент Медведев все чаще допускает введение более жестких санкций против Тегерана, то премьер Путин параллельно заявляет, что уже летом мы можем запустить АЭС в иранском Бушере.Но главная проблема – это, конечно, увязка будущих стратегических сокращений Н-вооружений с отказом США от широкомасштабных планов ПРО. То есть попытка хоть как-то после отказа Буша-юниора от соблюдения договора по ПРО от 1972 года добиться от Вашингтона письменных гарантий ограничения таких систем. Устным обязательствам Москва уже не верит.

Google newsYandex newsYandex dzen