Город

«102 утраченных фильма»: как восстанавливают историю российского кино

Реставратор Надежда Щетинина отметила, что пленку надо чувствовать руками
Фото: Сергей Шахиджанян, «Вечерняя Москва»
Реставратор Надежда Щетинина отметила, что пленку надо чувствовать руками
Фото: Сергей Шахиджанян, «Вечерняя Москва»

Госфильмфонд анонсировал проект, посвященный утраченным лентам самого раннего периода отечественного кинематографа. Называется проект — «102 утраченных фильма». И его цель — собрать об этих лентах как можно больше информации.

Как сказал историк кино и архивист, автор проекта Петр Багров, поиски старых советских фильмов он начал еще несколько лет назад, когда работал в Госфильмфонде:

— 102 фильмами мы ограничились только для начала. Искать начали 557, а ведь утрачено несколько тысяч. Среди них есть настоящие шедевры.

Так, например, фильм «Бежин луг» Сергея Эйзенштейна почти не сохранился.

— Чудесным образом в Аргентине мы нашли одну ленту режиссера Евгения Червякова — «Мой сын» 1928 года. Советские фильмы активно прокатывались в то время в Германии — вот его тогда и купил аргентинский прокатчик. Он перевел его на 16-миллиметровый формат с большой потерей качества, но фильм все-таки полностью сохранился. Такие раритеты — часть истории. Может быть, благодаря нашему проекту появится больше информации. Нам уже предоставляют фотографии. И хотя с 2017 года я уже не сотрудник Госфильмфонда, но работа продолжается. И список потерянных кинофильмов, надеюсь, удастся сократить, переведя утраченное в категорию найденного, — сказал Петр Багров.

Госфильмфонд анонсировал проект, посвященный утраченным лентам самого раннего периода отечественного кинематографа Фото: Сергей Шахиджанян, «Вечерняя Москва»

«Вечерняя Москва» обратилась к историку, фотографу и киноинженеру Роману Яровицыну, который рассказал, что требуется для того, чтобы сохранить кинофильм:

— Если даже осталось изображение, но нет фонограммы, то фильма все равно нет. В эпоху немого кинематографа осталось не более 25 процентов выпущенных в прокат лент. Кинопленку раньше активно перерабатывали — не было замыслов, чтобы оставить это потомкам. Дело в том, что в те годы кинопленка изготавливалась на подложке из нитрата целлюлозы. По своему молекулярному составу нитрат целлюлозы от взрывчатого нитроглицерина отличается буквально парой атомов. Из-за этого пленка была очень пожароопасной: она могла самовоспламеняться при определенных условиях и гореть даже без доступа кислорода. Пожары в кинотеатрах с большим количеством жертв были частым явлением. Поэтому нужно было соблюдать особые условия хранения и показа. Выпускалась она до 1952 года. И если эту пленку не перематывали раз в год, она склеивалась и рассыпалась в порошок. Спасти ее, слипшуюся в монолитный кирпич, было невозможно. 

Как рассказал Роман Яровицын, пленка должна храниться в специальных фильмостатах. Это такие коробки, в которых на дно наливается глицерин, чтобы поддержать влажность. А иначе пленка становится хрупкой и непригодной для зарядки в киноаппарат. Способ хранения кинофильмов — это целая технология, требующая больших затрат и специально обученного персонала.

Например, фильм «Бежин луг» Сергея Эйзенштейна почти не сохранился Фото: kinopoisk.ru

В Госфильмфонде реставратор Надежда Щетинина работает с таким материалом очень давно.

— Пленку надо чувствовать руками, — говорит она. — При показе кинолента проходит через механизм валиков, а потому неизбежны заломы и повреждения подложки. Я мотаю пленку вручную на специальном столе и тщательно ремонтирую повреждения: подклеиваю новую перфорацию, заново склеиваю, зачищаю. Работа очень тонкая. При идеальных условиях фильмы могут храниться очень долго. 

Читайте также: Стало известно о трагической судьбе актеров фильма «В бой идут одни старики»

Реставратор Надежда Щетинина отметила, что пленку надо чувствовать руками
Фото: Сергей Шахиджанян, «Вечерняя Москва»

Новости СМИ2

Все мнения
Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER