Город

«Маугли»-старшая признана невменяемой. Что дальше?

Ирина Геращенко, 45-летняя москвичка, устроившая в трешке на Ленинградском шоссе свалку и забывшая в этом мусоре свою маленькую дочку, выписана из института Сербского. Судебная экспертиза признала Ирину невменяемой. Теперь из женского СИЗО ее перевели в спецкамеру «Бутырки», где содержатся арестантки с психическими отклонениями.

Удивительно, как больной человек может прикидываться здоровым и вполне себе адекватным. Помню, как Ирина на голубом глазу уверяла, что ее девочка в порядке, что мусорная свалка в квартире — провокация. Откуда взялся мусор? «Не знаю. Наверное, принесли враги». Бросила дочку на несколько дней одну? «Ничего подобного, отсутствовала всего несколько часов». Ребенок недоразвит и не умеет говорить? «Нет, она просто маленькая по росту, я сама невысокая, а ее любимая книжка — «Азбука».

На каждый вопрос — уверенный ответ.

Маленькую девочку СМИ прозвали «маугли». Бедный ребенок — истощенный, грязный, как затравленный зверек. Лишенный общения и любви, коротающий дни среди хлама. А ее мама — разве она не заслуживает такого же имени? Тоже «маугли». По каким-то причинам — болезнь, рок, стечение обстоятельств, трудная жизнь — тоже впала в сумрак. Набила квартиру под завязку мусором, забыла про маленькую дочь. Такая же затравленная и запуганная, как и малышка. Только ребенку-то за что такое выпало? Ох, как жаль эту маленькую девчушку. Не повезло ей родиться именно у этой мамы, проблемной и изломанной. Ничего хорошего у девочки до сих пор не было, а какая жизнь будет дальше — неизвестно.

Маму, Ирину «маугли», жалко тоже. Ей надо сейчас заниматься собой. Но Ирина — то ли в минуту просветления, то ли вернувшись «в берега» — теперь горит одним желанием: вернуть дочь себе. Воспитывать ее, любить, заплетать косички, готовить манную кашу по утрам.

Маму, Ирину «маугли», жалко тоже. Ей надо сейчас заниматься собой. Но Ирина — то ли в минуту просветления, то ли вернувшись «в берега» — теперь горит одним желанием: вернуть дочь себе Фото: Кирилл Зыков/АГН «Москва»

И родительских прав ведь ее не лишили. Заболевание — недостаточное основание для лишения родительских прав. Сейчас подлечат, а потом, глядишь, вновь Ирина сможет забрать девочку в свою квартиру на Ленинградке.

Вряд ли это хорошо для маленькой. Пять лет — таков возраст «маугли» — еще не столь много, чтобы не залатать образовательно-социальные дыры. Пока еще можно и речь ей поставить, и научить общаться с людьми... С родной мамой вряд ли такое возможно. Ирина уже проявила себя как мать-ехидна. Я не хочу анализировать, почему это произошло. Болезнь или просто безответственность — для ребенка это без разницы. Для ребенка важно и нужно не быть одиноким по жизни. С Ириной «девочка-маугли» будет одинока всегда. Ирине бы самой выкарабкаться из той трясины, в которую она провалилась...

Ребенок оказался заложником в этой страшной истории, где мать больна и беспомощна. Заложник ситуации, «каменных джунглей», где ты одинок среди миллионов безразличных людей.

Мнение автора колонки может не совпадать с точкой зрения редакции «Вечерней Москвы»

Новости СМИ2

Все мнения
Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER