Город

Материнство по случаю

История брошенной в московской поликлинике двухлетней девочки наделала много шума. Ее безответственную то ли мать, то ли ехидну, которой дочка мешала строить личную жизнь, проклинают на все лады.

Да, шок, но в то же время это лишь одна из многих историй про нежеланного ребенка. В новостных лентах полно таких сообщений. Горе-родители теряют своих детей, выгоняют на улицу, оставляют их без еды, а то и просто убивают. Каждый подобный случай — напоминание о том, что настоящее материнство может быть только осознанным. А материнство по случаю всегда чревато трагедией.

В Государственной думе сейчас работает группа депутатов, оценивающая предложение вывести аборты из системы обязательного медицинского страхования (ОМС). То есть за прерывание беременности женщина должна будет заплатить. Сейчас операция бесплатна. Эту идею последовательно отстаивает церковь, которая приравнивает аборт к убийству. Государство здесь тоже имеет свои интересы. Первый — это повышение рождаемости, столь необходимое на краю демографической ямы, где мы сейчас оказались. А второй интерес — в банальном снижении расходов на здравоохранение. Да и в обществе имеются такие настроения: 35 процентов опрошенных социологами граждан против того, чтобы из их налогов оплачивались чьи-то аборты.

В России ежегодно искусственно прерывают порядка 600 тысяч беременностей. Наверно, кому-то кажется, что запретительная политика в этой тонкой сфере позволит приплюсовать эту немалую цифру к народонаселению. Этак мы решим все свои проблемы, догоним и перегоним Китай! Увы, не решим. Для нормальной женщины аборт — одно их тягчайших испытаний в жизни. И если уж она на него решилась, то не изменит свое решение. Даже если к ее проблемам добавится необходимость оплачивать операцию. Эта мера увеличит рождаемость лишь в полумаргинальных слоях общества.

История брошенной в московской поликлинике двухлетней девочки наделала много шума Фото: Марьяна Шевцова, «Вечерняя Москва»

Необычную точку зрения высказал в свое время американский экономист Стивен Левитт. В 1966 году лидер социалистической Румынии Николае Чаушеску, стремясь к экономическому росту, поставил аборты вне закона, заявив, что «зародыш — это собственность государства». Рождаемость сразу удвоилась, хотя затем снизилась: женщины стали находить обходные пути решения проблемы. По данным Левитта, детей 1967-го и последующих «запретных» годов чаще сдавали в приюты. Они хуже учились, а затем подолгу искали работу. Все кончилось революцией, движущей силой которой стали совсем молодые люди, которые не смогли найти свое место в жизни. А самого Чаушеску расстреляли. Другой пример Левитта — прямо противоположный. В начале 1970-х в США легализовали аборты. Именно это, как считает ученый, принесло свои плоды двадцать лет спустя, когда в американских городах вдруг начала стремительно снижаться преступность. Потенциальные уголовники просто не родились.

Выводы Левитта не бесспорны. Но в любом случае проблема откровенно нежеланных, но все же рожденных детей у нас стоит достаточно остро. По мере взросления они часто становятся обузой для общества, а вовсе не движущей силой экономического роста.

История в столичной поликлинике закончилась хорошо. Никто не пострадал, уже находятся москвичи, желающие удочерить брошенную девочку. Только очень не хочется, чтобы ее мама снова оказалась в роддоме.

Мнение автора колонки может не совпадать с точкой зрения редакции «Вечерней Москвы»

Новости СМИ2

Все мнения
Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER