Город

В автобусе пусть бабушка постоит, а юноша посидит

Московский психолог Люция Сулейманова очень странно выступила: призвала жителей Москвы перестать уступать пожилым место в метрополитене. Почему-то ей, Люции, показалось, что это — дискриминация пенсионеров.

И чем больше, по мнению психолога, взывают к совести молодых свинтусов окружающие, тем больше у молодых возникает агрессия, тем больше они испытывают раздражение против людей старшего возраста. И тем больше сами пенсионеры испытывают унижение.

— Это только вызывает раздражение у людей более молодого возраста, и они без всякого уважения уступают место. А немолодые люди расстроены тем, что их не уважают, — рассказала Сулейманова в эфире телеканала «Москва 24».

Потом, правда, Люция Сулейманова объяснила, что имела в виду. Поскольку на нее полилось много негатива, который, по всей вероятности, вызвал унижение психолога.

Она объяснила, что не призывала не уступать место пожилым вовсе. А только «не давить социальной пропагандой», иными словами, чтобы вот бабушка стояла, а парень спокойно себе сидел, играл на телефончике. Если ему вдруг захочется место уступить — то ура ему. Но если место уступить не захочется, то говорить ему ничего не надо! Не дай Бог расстроится, в агрессию впадет. Пусть старушка и сядет потом, но испытает унижение и дискомфорт. Всю дорогу просидит, промучается (считает психолог) комплексами неполноценности, да к тому же и молодому-то человеку как неприятно! Стоять потом на ноженьках своих с голыми щиколотками.

Я не знаю, сколько лет Люции. Может быть, она еще очень молода и излишне чувствительна. Но вот скажу как женщина, неумолимо приближающаяся к 50-летнему рубежу (именно этот возраст обозначен у психолога изящным «люди старшего возраста»). Я не испытываю унижения и дискомфорта, когда мужчины в метро уступают мне место. От слова совсем. Более того скажу: я радуюсь. Я благодарю джентльмена, я никогда не отказываюсь и сажусь. Я — женщина (так и хочется воскликнуть: а не посудомойка, чертова реклама). У меня меньше сил. И вообще, я считаю, что в последнее время мужчины, да и вообще люди, стали внимательнее друг к другу в общественном транспорте.

И даже — о чудо — встречаются девушки или мужчины, которые сразу, заходя в вагон, не садятся. Их так воспитали. Они — большие молодцы. Лет десять назад такого практически не было! Мужики неслись в открывшиеся двери, как в старинной игре, где каждый старается побыстрее пристроить свои вторые девяносто на стул — одному обязательно не хватает. Не хватало, как правило, корпулентной даме или старушке. Тому, кто не так проворен... Сев, мужик тут же «засыпал».

А потом появились восточные в основном мужчины, которые вскакивали как ужаленные, едва в вагон зайдет пожилой человек или женщина. Это было, пожалуй, чудо. Для меня вот это — реально чудо. А потом и наши стали уступать место. Не всегда, да. Но очень часто. Там и тут я вижу эту картину — как бальзам мне на неспокойную душу: сидящий человек встает и уступает место другому человеку. Который слабее, старше, которому нужно уступить.

Встречаются девушки или мужчины, которые сразу, заходя в вагон, не садятся. Их так воспитали Фото: Владимир Новиков, «Вечерняя Москва»

Поймите, уважаемая психолог, люди во многом — обезьяны. Копируют поведение друг друга. Если все несутся очертя голову, отталкивая руками слабых или не таких шустрых, то это как-то становится незаметно «национальным спортом». Так, типа, надо. Если пассажиры не бегут, как ошпаренные кошки, а заходят спокойно, как люди, если они оглядываются по сторонам, прежде чем сесть — в них просыпается человеческое. Божественное. То, что, собственно, и делает людьми... И не надо думать, что у каждого первого уже есть по умолчанию «прошивка вежливости». Некоторым надо подсказывать. Ну не научила их мама в свое время. Так пусть поучит окружение.

Под воздействием общественного прессинга — ну, назовите это так — человек учится многим вещам. Моя мама рассказывала мне, что во времена ее юности это было очень даже принято: делать замечания подросткам. По самым разным поводам. «Уступи место», «Не говорите громко», «Зачем фантик от конфетки бросил — подними». Подростки ершистые, им и тогда это не нравилось. Но и в конфликт лишний раз вступать не хотелось. Общественное мнение сдерживало, а потом приличное поведение входило в привычку. А потом мы все стали какие-то равнодушные и перестали заступаться за слабых. И хамство оборзело и вознеслось до небес. Но, мне кажется, в Москве сейчас мы все стали чуточку человечнее.

А уж про то, что «пожилой человек будет испытывать дискомфорт», заняв вожделенное место, — это просто смешно. Не будет он никакого дискомфорта испытывать. Он сядет с удовольствием — на больных ногах, с кружащейся головой очень тяжело стоять.

Мнение автора колонки может не совпадать с точкой зрения редакции «Вечерней Москвы»

Новости СМИ2

Все мнения
Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER