ср 23 октября 13:47
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Ксюша, Берк и леди Щелковского уезда

Назначен новый глава Департамента труда и соцзащиты населения

Стоимость родового сертификата в России планируют увеличить

«Я хочу жить и работать»: Малышева рассказала о своем состоянии здоровья

Путин рассказал о развитии отношений между Россией и Египтом

Как будут отдыхать россияне на ноябрьские праздники

Синоптики предупредили о снижении температуры в столице

Синоптики предупредили метеозависимых о риске природной гипоксии

Что стало с «Норд-Остом» после теракта

Турция отказалась считать операцию в Сирии завершенной

Молодежный фестиваль пройдет в столичном метро

Кинолог рассказал, чем лучше кормить собак

«Готовим законопроект о запрете аниме»: как японцы обидели Поклонскую

Врач заявил о пагубном влиянии кофе на иммунитет

Чем опасно долгое использование смартфона

Михаил Ефремов: Горбачев спас Россию

Ксюша, Берк и леди Щелковского уезда

В Подмосковье формируется уникальный кинологический центр ФТС

[b]Мы уже писали о том, что потребность мегаполиса в служебных собаках, натасканных на поиск наркотических и взрывчатых веществ, постоянно растет. Только в последнее время начали работать новые терминалы в «Шереметьеве-1» и «Внукове», постоянно растет пассажиро- и грузооборот аэропортов и вокзалов, к «Домодедову» и «Внукову» практически в залы прилета подведены железнодорожные ветки, такая же ветка подводится и к комплексу «Шереметьево»…[/b] Все это – места повышенного внимания Федеральной таможенной службы (ФТС) России. И какая бы современная аппаратура ни устанавливалась в залах прилета или прибытия пассажиров, практика показывает, что заменить четвероногих «сотрудников» пока невозможно. Поэтому корреспонденты «ВМ» и выехали в деревню Орлово Щелковского района Подмосковья, где уже в течение трех лет формируется самый современный кинологический центр в России – центр ФТС. Его руководитель, полковник таможенной службы Евгений Николаевич Чухарев, считает, что если работа и дальше пойдет такими же темпами, через 1,5–2 года здесь будет лучший кинологический центр в Европе. [i][b]Глаза в глаза[/b][/i] В Кинологическом центре на фоне прекрасной среднерусской природы нас принимал [b]начальник оперативно-поискового отдела Александр ДРУГОВСКОЙ[/b] (от слова «друг», как он сам пояснил свою фамилию). – В настоящее время в центре находятся 19 собак, естественно, с кинологами. Эти пары неразлучны, собаки-разыскника без кинолога быть не может. 12 из них – это наша оперативная группа, которая постоянно выезжает по вызовам, 9 натасканы на наркотики, 3 – на взрывчатые вещества. Мы «прикрываем» аэродром «Чкаловский», благо он недалеко, и достаточно часто помогаем «Домодедову», хотя там есть свой кинологический центр. Кроме того, регулярно выезжаем по Подмосковью и в регионы, на таможенные терминалы, пограничные пункты… Туда, откуда приходит сигнал о возможной организации канала поставки наркотиков или взрывчатых веществ и где в данный момент не хватает собственных сил. Еще 7 собак проходят сейчас период подготовки вместе с кинологами из различных регионов России. Собаки, к сожалению, время от времени выбывают со службы. Тогда кинолог приезжает к нам, мы подыскиваем для него нового питомца. В основном через клубы, с которыми нас постоянные контакты. Новую собаку проверяют по трем основным параметрам: повышенная чуткость, лояльность человеку, нервная выдержка. И, конечно, здоровье. Но самый первый тест – знакомство с кинологом. Они, что называется, должны посмотреть друг другу в глаза. Глянутся – будет пара, нет – ничего не получится. Потом решается вопрос с приобретением, все, конечно, должно быть подтверждено документами. [b]– Александр Владимирович, наши читатели просили задать вам один не очень обычный вопрос. Правда ли, что собаки, которые постоянно работают наркотиками, сами со временем в какой-то степени становятся наркоманами?[/b] – Отвечу совершенно серьезно – нет. Я знаю эту бытующую в народе легенду, но это неправда. Суть методик обучения собак сводится прежде всего к игре. Собаке важно сделать то, что от нее ждут, и получить поощрение от кинолога. Для одних это просто поиграть, принести брошенный предмет, для других – «пищевиков» – это какое-то свое лакомство, кусочек колбаски, вкусность. Так что если они на что-то «подседают», то на вот это маленькое лакомство. А если пес проглотит несколько граммов наркотика или, допустим, тротила, он просто отравится, и все. [i][b]Где искать дворняжек[/b][/i] Следующим нашим собеседником стал [b]и. о. начальника подготовки кадров Валерий ГУРДИН[/b]. С ним мы уже отвлеченных тем не касались. Разговор шел только о собаках и об их подготовке. [b]– Валерий Витальевич, сколько времени занимает подготовка одной собаки?[/b] – Около 9 месяцев. При этом первые три месяца – здесь, в центре. Кинолог сходится с собакой, а мы пользуемся возможностью и знакомим его с новыми тенденциями, новыми наркотиками, новыми методиками… Столько всего постоянно появляется. Словом, и теории, и практики хватает. Затем – двухмесячная практика на одном из таможенных пунктов и затем окончательная, точечная доводка у нас с ориентировкой на конкретные вещества. Осечек быть не должно, да их и не бывает. [b]– Какие породы вы обычно выбираете?[/b] – Берем обычно проверенные охотничьи породы: лабрадоров, сеттеров, спаниелей, немецких овчарок, в последнее время стали брать австралийских овчарок-малинуа, они себя тоже хорошо зарекомендовали. [b]– Скажите, а дворняжку с хорошим нюхом можно натаскать на наркотики или взрывчатку?[/b] – Когда я работал в алма-атинском пограничном отряде, еще в СССР, мы взяли дворняжку с улицы и натаскали на наркотики. Это была одна из лучших собак-поисковиков, которых я видел. Подготовка зачастую играет решающую роль. Но вопрос в том, где их искать, этих дворняжек. Конечно, работать через клубы и проще, и надежнее. [b]– Чем кормите питомцев?[/b] – Сухим кормом. Это лучшее, что сейчас есть. Правда, пока кормим полулегально, по должностной инструкции, но с нового года выйдет официальное постановление, разрешающее приобретать сухой корм. Мы люди военные, у нас все по регламенту, по инструкции, иначе нельзя. А до недавнего времени варили еду в котлах, как в фильме «Ко мне, Мухтар!» [b]– Интересно, что вы о нем упомянули. У множества россиян представление о служебных собаках сложилось по этому замечательному фильму. Скажите, а насколько он является киношной «клюквой»?[/b] – Думаю, процентов на 80 – правда. Даже, наверное, побольше. Достаточно редко покупают для работы таких взрослых собак, как там показано, мы предпочитаем молодых, от 9 месяцев. А в остальном – все, как в жизни. Только вы учтите, что это была милицейская собака. Ее главная задача – найти по следу человека. Наша работа намного тоньше – найти схрон с каким-то веществом, запах которого постарались максимально замаскировать. И еще. Кинологи бывают двух типов. Одни с детства любят собак и знают, что будут с ними работать. А другие прежде всего пришли работать в таможню или в милицию. Может, за романтикой, по зову сердца, по династии. Они высокие профессионалы. Но в «Мухтаре» показан как раз первый тип кинолога, он без собаки жить не может. [b]– А вот нам говорили о новых тенденциях. Что это означает?[/b] – Ну, вот совсем недавно на Дальнем Востоке наша собачка нашла полкило морепродуктов, подготовленных к вывозу в Китай для переработки в лекарства. Вы представьте себе какие-нибудь почки трепангов, высушенные, перемолотые, расфасованные по пакетам, спрятанные, практически без запаха… А собачка нашла. Кто это может оценить? Только мы. Или, допустим, мочевой пузырь медведя. То есть браконьер где-то завалил медведя, шкуру и мясо продал, а некоторые внутренности, самое ценное, высушил, измельчил и продал «восточным товарищам». И надо подготовить такую собачку, чтобы нашла. Каково? Ведь это тоже таможенное преступление – вывоз такого рода богатства за границу. [i][b]Апартаменты для собак[/b][/i] Ну вот, наконец, мы идем к собакам. Правда, сначала Александр Друговской открывает дверь в длинный коридор и говорит: – Вот, смотрите, здесь наше общежитие, где живут инструкторы-кинологи, которые приезжают за собаками, на стажировку, по обмену и так далее. Гостиничного типа, по два человека в номере, условия для военных людей прекрасные. Они сами говорят, что ничего подобного в России больше нет… И тут же открывает дверь в соседний коридор: – А вот здесь живут их питомцы. Почти такой же коридор, как у людей, с той разницей, что у каждой двери в «апартаменты» стоит ведро со шваброй. Индивидуальные средства гигиены. Чистота здесь действительно медицинская. Сначала мы попадаем в ветеринарную комнату. Здесь все точь-в-точь как в фильме «Ко мне, Мухтар!» Такой же металлический операционный стол, блестящие инструменты, стерильность… Глава ветеринарной службы Алексей Кошелев ведет нас немного дальше, в смотровую. Здесь на столе радостно машет хвостом немецкая овчарка-двухлетка Берк. Алексей смеется: – Молодой, любопытный, рвется в бой, полез в «Чкаловском» под стойку, ободрал спину. Сейчас будем обрабатывать царапины. Это, конечно, пустяк. Он тут как-то в «Домодедове» ухитрился коготь сорвать. Там трапы не очень удобные для собак, с дырками. Вот это уже была настоящая операция в операционной. Удалял остатки когтя, сейчас отрастает новый. Правда, ничего сложнее за 10 месяцев работы мне здесь делать не приходилось. У нас отбирают здоровых собак… Вошла другой ветеринар – Тамара Петренко – со шприцем. – Ну, вот, по случаю приезда московских журналистов он еще и витаминов на халяву получит. Если б не вы, обошелся бы, а вам же надо посмотреть собачью медицину в действии. Берку все происходящее явно нравится. Пять человек (руководитель отдела, два журналиста и два ветеринара) столпились вокруг него, щелкает фотокамера, а он «улыбается» во всю пасть. И даже укол ему в радость. После лечебной процедуры мы проходим по коридору собачьего «общежития», видим, что все вольеры блистают чистотой, проведен обогрев. И выходим на улицу. Только отсюда и понятна разница между общежитием людей и собак. У собак снаружи клетки с решетками. Мы идем вдоль них. Признаюсь, столько ухоженных породистых псов сразу я никогда не видел. Сеттеры такие, что хоть сейчас на рекламу, спаниели, как живые игрушки, лабрадоры… Многие, кстати, медалисты различных конкурсов, их призы мы видели в кабинете у Друговского. Никакого истеричного лая. Только на мордах написано желание, чтобы вывели именно его. Такая дрессура – все от игры. На площадке, имитирующей автомобильный таможенный пункт, нас уже ждет лабрадор Леди и ее инструктор Дмитрий Дмитриев. Строем стоят автомобили различных марок и конфигураций. Наугад выбираем одну из машин – серебристый джип. Прогревают мотор, под капот закладывают капсулу, где даже не наркотик, а тряпочка с легким запахом наркотического вещества. Дмитрий идет мимо машины и делает почти незаметный условный жест. Леди – не Берк, это солидная собака, она один раз оббегает вокруг джипа, встает на задние лапы, а передние кладет на капот. Там, куда заложили капсулу. И все. Работа сделана. Дмитрий достает из кармана пластмассовый цилиндрик, вроде японской игрушки «йо-йо» и далеко забрасывает в траву. Леди несется приносить. По ходу Дмитрий рассказывает: – Совсем недавно летали с ней в Троицк Челябинской области, на границу с Казахстаном. Видимо, поступила «оперативка», что организовывается новый канал поставки наркотиков. Летели обычным рейсовым самолетом, Леди в клетке, в багажном отделении, ей не привыкать (Леди принесла игрушку, и Дмитрий снова далеко ее зашвырнул). В Челябинске нас ребята встретили и отвезли на место. Канала не нашли. Но вот представьте: идет рейсовый автобус, люди едут из Казахстана к родственникам в Россию. Почти все – сельхоздеятели. Везут колбасу чесночную, баранину замаринованную для шашлыка, пряности и прочие пахучие продукты. Автобус пыльный, сами пахнут, хоть закусывай… И вот кто-то, испугавшись патруля с собакой, засовывает между двумя сиденьями пакетик с двумя граммами марихуаны. И Леди его находит. Вроде бы и не нашли ничего криминального, что там – два грамма, а у меня гордость – ведь Леди-то нашла. А пакет с двумя килограммами любая наша собака за несколько метров учует… Жаль только, командировочные у нас – 110 рублей в сутки, ни собаке ничего не купишь, ни сам даже в баню по-настоящему не сходишь, если в части нет… Эх, тяжела ты, таможенная служба. Леди, дай лапу! Леди дает. «Давай и вторую!» – говорит Дмитрий. Леди дает и вторую и преданно смотрит ему в глаза. А потом снова несется за своим мячиком. [i][b]Райф нашел наш чемодан[/b][/i] Следующий этап – имитация пункта выдачи багажа аэропорта. Две ленты конвейера непрерывно несут чемоданы. В один заложили капсулу. Чемоданы, естественно, выкладываем на ленту мы в соседней комнате. Вспотев, почти сразу забыли, в какой именно заложили капсулу, все вещи похожи… Словом, как в обычном аэропорту. Но вот маленькому черному спаниелю Райфу на наши проблемы наплевать. Он с первого захода находит нужный чемодан (а ленты, между прочим, две), вскакивает на транспортер и интенсивно виляет хвостом в сторону инструктора, капитана Николая Макеева. Райф – «пищевик» и знает, что сейчас ему тихо сунут что-то вкусное. Собака просто ликует… Специально для нас вывели еще одну овчарку – Ксюшу, которая с рекордной скоростью прошла полосу собачьих препятствий. Это уже совсем, как в «Мухтаре». А для собаки побегать – в радость. Вообще, смотреть на этот праздник жизни на фоне среднерусской природы можно бесконечно. Под конец я все же задаю Александру Друговскому главный вопрос: [b]– Александр, потребность Москвы и России в служебных собаках постоянно растет. Тем не менее, как мы убедились, процесс подготовки одного подобного «сотрудника» – дело трудоемкое, работа штучная. Как вы думаете, реально увеличить «выход» ваших питомцев?[/b] – Конечно. Все, как обычно, упирается в деньги и место дислокации. У нас здесь на территории располагается 5-я колонна автотранспорта ФТС. Нас заверили, что к новому году она будет переведена. Значит, появится место для новых вольеров и помещений для кинологов. Вот перед вами поле – это тоже наша территория, уже огорожена. Как видите, некоторые инженерные работы уже ведутся (почву ровняет трактор «Беларусь»). Вон там сделана песочная подсыпка под рельсы. Здесь будет стоять самый обычный железнодорожный вагон поезда дальнего следования. Его уже пригнали, он стоит на станции «Фрязино» на запасных путях. Сейчас решаем вопрос с перегонкой сюда. По замыслу нашего руководителя Евгения Николаевича Чухарева, на этом поле разместится макет самолета в натуральную величину, макет части вокзала… Имитация почтового отделения и таможенного терминала у нас есть, вы их видели… Вся работа, конечно, потребует много времени, но я очень надеюсь, что через 1,5–2 года у нас будет центр, на базе которого мы сможем принимать и обучать наших коллег со всего мира. Мы их уже принимаем. Пока понемногу… Очень хочется верить, что так оно и будет, и тогда мы сможем приехать сюда еще раз. За новым репортажем. [b]СПРАВКА «ВМ» «ЦЕНТРАЛЬНАЯ ТАМОЖНЯ» (КИНОЛОГИЧЕСКИЙ ЦЕНТР ФТС) УЧРЕЖДЕНА ПРИКАЗОМ ПО СЛУЖБЕ В ИЮЛЕ 2005 ГОДА. В ПРИКАЗЕ, В ЧАСТНОСТИ, ЗАПИСАНО:[/b] [i][b]Пункт 1[/b]. Центральная таможня (Кинологический центр ФТС России) является специализированным таможенным органом, входящим в Единую федеральную централизованную систему таможенных органов Российской Федерации (далее –таможенные органы) и непосредственно подчиняется ФТС России. [b]Пункт 5[/b]. Кинологический центр осуществляет функции по борьбе с контрабандой, иными преступлениями и административными правонарушениями в части вопросов, отнесенных к ведению Кинологического центра, и решает возложенные на него соответствующие задачи как непосредственно, так и через структурные кинологические подразделения таможенных органов. Главным инициатором создания и непосредственным руководителем Кинологического центра с 9 марта 2006 года является полковник таможенной службы Чухарев Евгений Николаевич. За время работы центра в нем подготовлено более 240 инструкторов-кинологов вместе с собаками. Все они в настоящее время несут боевое дежурство на таможенных пунктах России.[/i] [b]Автор выражает благодарность пресс-службе ФТС и лично Александру Прошину за помощь в организации материала[/b]

Новости СМИ2

Сергей Лесков

Все, что требует желудок, тело и ум

Екатерина Головина

Женщина, которая должна

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

Чтобы быть милосердным, деньги не нужны

Георгий Бовт

Верен ли российский суд наследию Александра Второго Освободителя?

Оксана Крученко

Соседи поссорились из-за граффити

Александр Никонов

Искусственный интеллект Германа Грефа

Ольга Кузьмина  

Выживший Степа и закон бумеранга