Во Франции стартовал Год России, а в России – Год Франции

Общество

ЖАН-МАРК Бустамант никогда не сомневался, что фотография – это высокое искусство, и начал убеждать в этом весь мир еще лет 30 назад. Он работает над снимком, как художник над картиной. Долго выстраивает кадр, потом увеличивает фотографию до весьма внушительных размеров и печатает только один раз. На московской выставке представлена серия «Свет» – шелкографические печатные оттиски, увеличенные и размещенные на органическом стекле; а также серии «Чего-то не хватает», «Панорамы», «Трофеи».Проект, представляемый в фонде, – первая ретроспективная выставка Бустаманта, здесь корреспонденту «Вечерней Москвы» удалось побеседовать с мастером.[b]– У иностранцев всегда было свое видение Москвы. Какая форма, цвет теперь у вас всегда будет ассоциироваться со столицей России?[/b]– Я был в Москве летом и весной. Зимой же я увидел Москву совершенно в ином обличии. Цвета изменились.По дороге из аэропорта я был поражен приглушенностью тонов. Действительно, я открыл для себя иную Россию, Москву. Неизвестную мне доселе. Сочетание снега, дымки, тумана, закатов солнца… Цвета были великолепны: они благодаря снегу стали приглушенными, а четкие имперские очертания зданий – более размытыми.Городские пейзажи потеряли свои перспективы. И от этого появилось ощущение некой таинственности, загадочности.К чему я чрезвычайно восприимчив, поскольку это чувство мягко и нежно очаровывает и одновременно пугает. Мне много рассказывали о России, Москве. Но только приехав сюда, я понял – как это у вас говорят? – да-да, лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Так вот, я пережил очень сильное волнение, гораздо большее, чем от первой встречи с Нью-Йорком. Что меня всегда поражало в московских пейзажах, так это сочетание откровенной современности и традиционной старинной архитектуры – кстати, к ней у вас в Москве относятся достаточно бережно. Поэтому Россия, Москва для меня – сгусток эклектики, где соединилось, слилось множество стилей, направлений. И удивительное, гармоничное сочетание прошлого и настоящего. Как это все не только уживается, развивается, но и чрезвычайно органично выглядит? Большая загадка, на которую может ответить только ваш мэр – Юрий Лужков, который так заботится о внешнем облике исторического города. И не памятника, а очень живого, развивающегося мегаполиса.[b]– Первая московская выставка – это некий творческий итог?[/b]– Для подведения итогов я слишком молод. Просто хочу представить московской публике все аспекты своего творчества, все направления своих работ почти за тридцатилетний период. Среди них есть несколько московских фотографий. Таким образом я постарался вписать свои художественные произведения в контекст России и Москвы.[b]– Вы готовились к первой поездке в Москву?[/b]– Специально изучал русское искусство. А русский авангард – это гениально! Именно он оказал на все мое творчество большое влияние. Поэтому выставку в Москве можно считать своеобразным вызовом или, если угодно, попыткой продолжения традиций русского авангарда. Пусть немного и на французский лад.[b]– Жан-Марк, расскажите о московских работах.[/b]– Путешествуя несколько лет по миру, я начал работать над серией, которую назвал «Чего-то не хватает». Приезжая в новый город, я долго брожу по нему, полностью растворяясь в том месте, где на данный момент нахожусь. Такое мне свойственно! А потом публика видит мой персонифицированный взгляд на города Японии, например. Теперь мое собрание пополнилось и Москвой.Что там изображено? Сюжет как таковой отсутствует. Да и точный московский адрес я вряд ли смог бы идентифицировать. Это соединение урбанизма и природы.[b]– Плексиглас остается неизменным для вас? Или вы думаете поменять этот материал на другой?[/b]– Плексиглас – один из моих любимых материалов. По сравнению с тем же стеклом он более теплый, напоминает чувствительную фотопленку.Краска находится за блестящей поверхностью, зритель подходит к картине и видит не только рисунок, но и свое отражение – для меня как художника очень важен такой эффект.[b]– В вашем творчестве есть произведения, посвященные определенным личностям, историческим события?[/b]– У меня много намешано в крови. Мать – англичанка, отец – из Эквадора, воспитание получил во Франции. Поэтому я воспринимаю себя человеком мира. Безусловно, я отдаю себе отчет в том, что в этом самом мире происходит.Но стараюсь не концентрировать свой взгляд на каких-то приходящих датах и не привязываю свое творчество к историческим моментам. Самые главные периоды в творчестве – это юность и старость. А то, что находится между ними, – эволюция, поиск. Я не принадлежу к какому-то определенному течению современного искусства. А просто комбинирую множество направлений в своем творчестве, пытаясь донести до зрителя собственное видение мира. Начало карьеры – фотография, потом я перешел к живописи. И поверьте, я бы никогда не достиг в ней глубины, если бы всерьез не занимался фотографией. В пространстве есть три соприкасающиеся точки. Это я, зритель и общение, возникающее благодаря моим работам. Поменялось что-то в моем восприятии? Безусловно, как и мое отношение к миру. Я стал использовать больше цвета, мое направление стало более изысканным – барочным. Но и более живым.[b]– Можно предположить, что московские впечатления станут своеобразной точкой отсчета нового, московского периода?[/b]– Именно по этой причине я и стараюсь много путешествовать. Города, архитектура, люди, улицы, пейзажи – только это и дает вдохновение. Я не могу сказать твердо: да, мой следующий период станет проходить под знаком России. Но, безусловно, те чувства, которые я пережил здесь, в Москве, они вот тут. Во мне.[i]фото Нины ДЗАССОХОВОЙ[/i][b]Досье «ВМ»[/b][i]Жан-Марк Бустамант родился в Тулузе в 1952 году.С 1975-го начал работать с фотографом и режиссером Уильямом Кляйном.После того как фотография была окончательно включена в сферу высокого искусства,Жан-Марк расширил область своих художественных поисков, обратившись к скульптуре и живописи.С 1983 года занимается созданием объектов и инсталляций в соавторстве с художником-визуалистом Бернаром Базилем.Через год возвращается к самостоятельной работе.С 1986 года Бустамант участвует в крупнейших международных выставках и фестивалях – Венецианской биеннале современного искусства (в 2003 году Бустамант представлял Францию).Живет и работает в Париже.Преподает в Высшей школе изящных искусств.[/i][b]Справка «ВМ»[/b][i]В рамках Года России во Франции и Года Франции в России предусмотрено много интересных мероприятий как на уровне стран, так и на уровне Москвы.С 24 марта по 25 апреля в Москве пройдет VII Международный месяц фотографии «Фотобиеннале-2010»: «Да здравствует Франция!» 16–19 апреля Париж встретит участников московского фестиваля.4 сентября, во время Дней города в Москве, пройдет концерт французского диджея Лорана Гарнье.Также в российской столице пройдут совместные выставки работ московских и парижских фотографов, выставка «Искусство жить по-французски», экспозиция части коллекции компании «Рено» и, разумеется, выставка Музея Пикассо.Ожидаются гастроли Лионского балета, Театра де ля Виль и очень интересная обменная выставка «Демидовы и Шнейдер: от российской руды до французской стали».[/i]

Google newsYandex newsYandex dzen