Город

На турнике — не мы

«Уважаемый, подайте мяч, пожалуйста!» — кричит мне из-за решетки азиат. Решетка окружает спортивную площадку возле моего дома. Там буквально каждый вечер азартно «рубятся» в волейбол мигранты. Я перебрасываю вылетевший мяч назад за решетку, и сразу трое–четверо кричат: «Спасибо большое!». Родители, похоже, научили их вежливости.

В Москве только площадок для воркаута (это, если попросту, турники и брусья) около 3,5 тысячи, а еще есть несколько тысяч площадок для волейбола, баскетбола и футбола. Есть где позаниматься. Но занимаются почему-то в основном мигранты! Сами построили, сами мяч гоняют. Почему?

Я долго пытался понять этот феномен. Помогли сыновья-подростки. Они тоже занимаются на площадках, играют в баскетбол, но все больше вдвоем. А почему бы не собрать команду и не сразиться хотя бы трое на трое? А вот не принято. В Москве полностью исчезла (как ее и не было) культура дворов. Раньше вышел во двор — вот тебе и команда. Сейчас же во дворе в основном совсем маленькие с мамашами. Вторая категория — «уличные» подростки: сигарета, крепкое пиво, матерный рэп из колонки. Этим не до спорта. Нормальные подростки и взрослые, которые могли бы выйти поиграть, сидят дома. Атомизация общества, каждый сам по себе. А мигранты — они компанейские. Они такие, какими мы были лет 30 назад. Они за живое общение, хотя смартфоны, между прочим, есть почти у всех. Казалось бы — все работают физически, устают, но нет: я каждый вечер вижу, как парни громко, энергично и с эмоциями гоняют через сетку мячик. А наши лежат с айпадом на диване или курят во дворе на скамейке.

В Москве только площадок для воркаута (это, если попросту, турники и брусья) около 3,5 тысячи, а есть еще несколько тысяч площадок для волейбола, баскетбола и футбола Фото: Владимир Смоляков, «Вечерняя Москва»

На площадках для воркаута такая же ситуация. Я занимаюсь там каждый день и из местных вижу только старомодного дедушку-физкультурника. Такой осколок прошлого века в ветхом спортивном костюме. Все остальные — мигранты. Самое забавное, что они пытаются походить на местных. Джинсы, кроссовки, бейсболки, к ушам тянутся провода — музыку слушают. Только вот поведение не как у наших. Не ходят «поддатыми», не сплевывают кожуру от семечек, не матерятся. Вежливые, многие норовят пожать мне, белому мужчине, руку. Обычно они вдвое меня моложе, а (надо отдать должное) уважение к старшим присутствует.

Сейчас они работают дворниками и грузчиками. Но именно работают, а не просиживают штаны. А что будет через поколение? Через два? Их дети и внуки окончат вузы, займут высокие должности. Мэр Лондона Садик Аман Хан — сын мигрантов из Пакистана, водителя и швеи, мусульманин. Я не знаю, занимался ли он в детстве спортом. Но почти наверняка не лузгал семечки на скамейке с банкой пива в руках. Как наши «патриции» спальных районов...

Мнение автора колонки может не совпадать с точкой зрения редакции «Вечерней Москвы»

Новости СМИ2

Все мнения
Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER