Город

Екатерина Волкова: Доронина мне сказала, что профурсетки ей не нужны

Актриса Екатерина Волкова
Фото: Предоставлено пресс-службой
Актриса Екатерина Волкова
Фото: Предоставлено пресс-службой
Ведущая программы «Полезно и вкусно» Екатерина Волкова, которую зрители знают по сериалу «Воронины», рассказала «Вечерке», как чувствует себя в новом амплуа.

Екатерина Волкова — одна из самых узнаваемых наших актрис. Ее Вера из сериала «Воронины» знакома всем. Роль, конечно, звездная, но Екатерина не собирается почивать на лаврах и смело пробует себя в других проектах. Недавно актриса стала ведущей кулинарной программы «Полезно и вкусно» на телеканале «Домашний».

— Екатерина, как чувствуете себя на месте ведущей кулинарного шоу?

— В качестве телеведущей мне комфортно, а вот к кулинарному искусству я не склонна, это ни для кого не секрет. Но люблю узнавать и пробовать что-то новое. Тем более что сейчас я решила взяться за себя серьезно, спортом занимаюсь. Так что уже месяца полтора я готовлю по тем рецептам, которые были в первых выпусках программы. Это, и правда, вкусно и полезно. И Андрей, муж, счастлив, что он и не голодает, и килограммы не набирает. Дочка Лиза тоже это ест, хоть она довольно привередлива в еде. Так что я безумно счастлива! Сейчас будем снимать следующие выпуски, и я жду новые рецепты, чтобы готовить что-то новенькое для своих.

— Считается, что телеведущий и актер — все-таки разные профессии. Согласны?

— Это смежные профессии. Мне, например, комфортно и легко, потому что нравится общаться. Как и в кино, на ТВ есть сценарий, но есть и моменты импровизации. Особенно здорово, когда ты в теме. Я вела программу «Мама на 5+», где были темы про мамочек. Гости приходили, рассказывали о своем опыте, мне тоже было чем поделиться. Также мы с Ольгой Александровной Аросевой и Ильей Носковым вели программу «Давно не виделись!», где к нам приходило много интересных людей. Мне кажется, что это тоже актерская практика.

Так что мне нравится совмещать работу на ТВ и работу в кино и в театре. Вот прямой эфир — это, конечно, сложно. Когда мы с Дмитрием Харатьяном вели Новый год на ТВЦ — вот это колоссальная ответственность! Было безумно холодно, но я умудрялась потеть от страха. (Смеется.) Я всегда соглашаюсь на что-то новое и интересное, потому что хочется идти дальше и развиваться.

— Сериал «Воронины» — история, любимая зрителями. А если проект вдруг закроется, будете жалеть?

— Ну когда-нибудь, рано или поздно, и этот хороший проект закончится, он не вечен, и мы все это прекрасно понимаем. Безумно жалко, потому что 10 лет — это огромная часть жизни. Но потом должно начаться что-то новое.

— Часто актеры становятся заложниками успешной роли. Ваша Вера Воронина — не из таких?

— Мне, конечно, кричат: «Вера! Вера!..» (Улыбается.) И ты понимаешь: «Да, это успех!» Тебя знают все, куда бы ты в России ни приехал. У «Ворониных», правда, народная любовь. Но увы, киношники, продюсеры тоже воспринимают нас только как Ворониных. Вот недавно у меня был прекрасный проект на другом канале, но канал меня «зарубил», хотя и продюсеры, и режиссер были «за». Был шанс сменить амплуа, чтобы зритель увидел меня в другом образе. Для меня, как для актрисы, это очень важно. Но на канале приняли другое решение.

— А как ваша дочка относится к вашим ролям? В театр ее берете с собой?

— И в театр, и на съемки, и на репетиции. Лизе это все нравится, она там как рыба в воде. Дочка понимает, где надо потише себя вести, а когда можно и похулиганить. На съемочную площадку Лиза приезжает с кучей своих книг и игрушек.

— Понимает, что мама звезда? Гордится?

— Мама не звезда. (Улыбается.) Мама просто популярная, и ее узнают. В школе дочку спрашивают: «А это правда твоя мама?» И в какой-то момент это ее очень раздражало. Она даже сказала: «Мам, ты можешь не приходить?» Но сейчас она спокойнее к этому относится, философски. Я ей говорю: «Лизунь, ну это работа».

— Вы строгая мама?

— Я, конечно, за пряник как метод воспитания, но кнутом тоже могу воспользоваться. Тем более сейчас Лизе восемь лет, переходный период начинается: я ей слово — она мне два... Ну, конечно, больше даем любви. Кому, как не родителям, любить своего ребенка?

— Вы серьезно подошли к выбору школы для дочери?

— Мы выбрали обычную государственную школу, которая находится во дворе, шли к хорошему сильному учителю. У нас прекрасная школа, обычные, абсолютно разные дети.

— Лиза хочет стать актрисой?

— Ей хотелось, но когда она поняла, что есть второй, третий и десятый дубль, она сказала: «Ой, нет, нет!» То есть для нее это больше игра. Одно дело — выучить и рассказать стихотворение, а другое — серьезно заниматься. Поэтому она посидит, посмотрит и говорит: «Да ну, мам. Это так сложно. Пойду я лучше поиграю». Так что пока стремления быть актрисой нет.

— А вы в каком возрасте поняли, что хотите стать актрисой?

— Мне это всегда нравилось. Я помню, в пятом классе мы ставили разные сценки, и это было так здорово. Потом все как-то само собой пошло... Спасибо родителям, которые не ставили палки в колеса. Нельзя обрубать ребенку все желания и хотения. Он должен попробовать и понять: его это или не его. Если насильно заставлять поступать в какой-то вуз, может возникнуть отторжение. По мне, так лучше идти учиться туда, куда душа лежит, а дальше посмотрим.

— У вас же папа и мама никак не связаны ни с кино, ни с театром?

— Нет, абсолютно. Это я ошибка и загадка. (Смеется.) Родители мне сразу говорили: «Кать, ты пойми, мы в этом помочь не сможем». Но я отвечала, что не надо мне помогать, я сама. Сложно, но если чего-то хочется, то все складывается.

Как ни крути, это судьба. Сейчас я это понимаю. Когда пробуешься куда-то и не получается, все говорят: «Успокойся, значит это не твое. Будет другое». Я думаю: «Когда это уже мое будет?!» Хочется чего-то нового.

Сейчас кто-то скажет, мол, зажралась. (Смеется.) Работа есть, многие же актеры вообще без нее... Но на одном месте сидеть нельзя, хочется идти дальше, сниматься в других проектах.

Екатерина Волкова в роли Веры Ворониной с Георгием Дроновым, исполнителем роли Константина Воронина в сериале «Воронины» Фото: Кадр из сериала «Воронины»

— Вы же с красным дипломом окончили Щепкинское училище, а потом еще и Финансовую академию. Зачем она вам нужна была?

— Я родителям пообещала, что после «танцев-шманцев», так они называли театральный вуз, получу нормальное образование, для жизни. Но я же не думала, что родители об этом помнят. И когда я окончила Щепкинское, папа сказал: «Иди, у тебя собеседование в академии». Я пришла, что-то написала и прошла. Ну думаю: «Поучусь полгодика, и меня отчислят». А меня не отчисляют. Вот так и окончила Финансовую академию. После этого мне предложили аспирантуру там же. Я сказала, что не готова пока.

А папа говорит: «Кать, ну раз не готова, давай в юридическую академию». Но я ответила: «Папочка, милый, дорогой, я годик отдохну. Устала учиться». А потом папа понял, что у меня в профессии все получается. Все счастливы и довольны.

— Когда учились в театральном, была среди ваших студентов конкуренция, зависть?

— У нас на курсе такого не было. Мы были все абсолютно разные, и педагоги к каждому подходили индивидуально и каждому помогали. Иногда они проверяли нас на стойкость. Допустим, мой однокурсник Лешка Чадов на втором курсе снимался у Балабанова в «Войне».

Закрутилось, завертелось, и карьера у него пошла. На третьем курсе он уже меньше учился, к четвертому спектаклей у него не было, и оценивать его можно было только по кино. Педагоги собрали нас и сказали: «Ребята, вы тут пашете, пашете, а Лешка снимается. Почему мы должны вас одинаково аттестовывать? Предлагаем его отчислить».

Мы обалдели, говорим: «Оценивайте тогда его по кино». И когда мы получили уже дипломы, нам сказали, что это была проверка «на вшивость», чтобы понять, насколько мы завистливые люди. У каждого своя судьба — кого-то заметили на первом курсе, и он начал сниматься, и слава богу.

— Но разве это честно?

— Раньше в институтах было так: сначала учитесь, потом снимайтесь. Но если выпадает судьба начать сниматься раньше, это же прекрасно! Возможно, если тебя не отпустили сниматься на ранних курсах, потом не будет предложений. А если еще не попадешь в театр, потому что ты только киношный? Вот Борис Владимирович Клюев (художественный руководитель двух курсов ВТУ имени М.С. Щепкина, зав кафедрой мастерства актера — прим. «ВМ») правильно рассуждает и делает. Он видит: кто киношный, а кто театральный студент. Та же Кристина Асмус была его студенткой, и, когда «Интерны» снимались, она еще училась. И он аттестовывал ее по работе в кино. Но Кристина потом и в театр поступила, у нее и там, и там все прекрасно. Но Борис Владимирович понимал, что надо идти в ногу со временем. Нельзя жить прошлым, когда говорили: «Сначала до учитесь, а потом посмотрим, кому вы будете нужны».

— Как-то вы рассказывали, что окончили театральный вуз в такой неудачный год, когда нигде не нужны были молодые актеры. Это правда так?

— Да, это был 2003 год. Только из нашего вуза вышло три курса, ну и из других по два, по три. В этот период не смотрел молодых актеров МХТ, он берет только из своей Школы-студии. «Ленком» не смотрел. В Et Cetera сказали, что им не нужны актеры. Малый театр взял только троих актеров, и то с курса Соломина. В Театр Луны мы показались, Проханов взял только одного мальчика.

Показались к Виктюку, он тоже взял только одного мальчика. В РАМТе вообще не было показа. Потом нас посмотрела Татьяна Доронина, сказала: «Профурсетки мне не нужны». Мы были у Светланы Враговой в «Модерне». И так как мы все москвички, она сказала: «Московские… (дальше нецензурно) мне не нужны».

То есть мы профурсетки, да еще и москвички. Двойной минус. (Смеется.) Маяковка не смотрела, Театр имени Моссовета не смотрел. Мы пришли в Театр киноактера, где набирали молодую труппу. И вот тринадцать лет я там проработала прекрасно и замечательно, пока театр не закрыли.

— Не опускались руки в тот момент?

— Конечно, опускались. Ведь на первом курсе мы же все уже народные, на втором — заслуженные, на третьем курсе мы просто актеры, а на четвертом понимаем, что никому не нужны. (Улыбается.) И вот Финансовая академия была на тот момент моей отдушиной. Но потом меня и в Театр киноактера приняли, я много снималась в рекламе. Потом пошло кино, где-то эпизод на серию, потом побольше. Я не отказывалась ни от чего, я работала. И вот появились «Воронины», которые поглотили полностью.

— Но даже по вашей Вере в «Ворониных» видно, что не все так просто с этой мамочкой-домохозяйкой. Внутри нее бушуют страсти. Есть роль, в которой мы увидим ваш истинный темперамент?

— У меня есть мечта. Я очень хочу сняться в военной картине. Но пока ничего не предлагают. Мечта остается мечтой... Хочется сыграть и в исторической картине. Когда смотрю сериал «Екатерина», думаю: «Господи, как Александровой повезло!» Искренне, по-белому завидую. Ведь как только ты надеваешь костюм, погружаешься в другую эпоху, абсолютно меняешься. Так что я мечтаю и уверена, что когда-нибудь все сложится.

— Вы родились в Таллине. А Москва стала для вас родной?

— Да, я здесь себя чувствую прекрасно. В Таллин люблю уезжать, чтобы побыть в тишине, чтобы никто не дергал. Но жить бы я там не смогла, как и в любом другом городе. Москву я безумно люблю и хотела бы жить и продолжать работать здесь. А вот уезжать отдыхать куда-нибудь можно.

Читайте также: Карен Шахназаров: Бунтарство — естественное состояние молодых людей

Актриса Екатерина Волкова
Фото: Предоставлено пресс-службой

Новости СМИ2

Все мнения
Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER