Город

Диван у барина отняли

Под занавес недели позвонил приятель: адвокат и состоятельный человек. «Творится, черт знает что! — сообщил раздраженно. — Лежу в специализированной городской больнице. Людей отсюда просто вышвыривают. Тебя это не заинтересует?»

Меня скандалы и склоки (как общественные, так и публичные) не интересуют — сыт по горло. Да и сама оценка происходящего — «вышвыривание» — насторожила. В нашей городской медицине много остросюжетного происходит, но варварства пока не наблюдается. Но у репортера крупнейшей городской газеты нет права отказывать своим читателям. Поэтому начал проверять факт. Выяснилось, что все в сообщении не совсем так, как говорил приятель. Точнее — совсем не так. Действительно, в одном из корпусов больницы произошла небольшая коммунальная авария. Верно, что больных эвакуировали в другой корпус. Для освобождения места эвакуированным часть больных (в предвыписочном состоянии) попросили (попросили, а не выгнали, не вышвырнули) переночевать дома, а потом вернуться на долечивание. Они покинули больницу. А когда вернулись, увидели, что их места заняты «пришельцами» из погорелого корпуса. Скандал? Ужас? Потрясение? Не будем торопиться с выводами.

Случившееся — обычная производственная рутина. Будь на месте моего приятеля обычный москвич-работяга, он бы и ухом не повел — и не такое в нашей жизни случается. Но приятель-то — из небожителей! Привык, чтобы вокруг него суетились, хлопотали. Тут же волей случая шлепнулся на землю. Сразу заверещал — обижают, не уважают! Не он первый. Судя по почте «Вечерки», мой знакомый — не единственный из богемного круга, попавший в неустроенность городского быта.

В нашей городской медицине много остросюжетного происходит, но варварства пока не наблюдается Фото: Пелагия Замятина, «Вечерняя Москва»

Звонит в редакцию один такой «бывший» и возмущается «дурацкой системой взимания коммунальных долгов». Он, видите ли, переехал из одного нестатусного дома в другой, с более высоким статусом. Но вслед за ним приползли долги за холодное и горячее водоснабжение. «Там» он жил при большой зарплате и иных доходах и установкой водосчетчиков не заморачивался. Сколько начисляли, столько и платил (а, может, и не очень-то начисляли, побаивались — чин все-таки). Тут же (чиновник стал пенсионером) ему вдогонку и выставили для оплаты все недоимки как простому смертному. Реакция больничная — кошмар, «дурацкая система»! Так и хотелось спросить: товарищ, а что же вы палец о палец не ударили для того, чтобы эту систему из «дурацкой» в умную перестроить. Все-таки три десятилетия чиновничий стул терли, с высоким начальством, законодателями, депутатами всякими общались. Похлопотали бы, толкнули дело усовершенствования коммунальных расчетов. Глядишь, ко времени вашего выхода на пенсию, многое бы и исправилось. Вам бы легче жилось и окружающим тоже. Нет, жили своей личной жизнью и вперед не заглядывали. А там правила одни для всех, и не самые совершенные.

Так и приятель мой захныкал, суровую бытовщину почуяв. А ведь тоже — не последняя спица в колеснице. Мог бы и записочку какую умную составить и направить ее по тому бюрократическому маршруту, который наиболее краток и результативен. Мог бы, но предпочел дернуть ближнего, скандал поднять, суету затеять. Звоню ему на следующий день: «Как жив-здоров?» Отвечает, что все утряслось: вернули ему и другим «пострадавшим» места в палатах. Тем же, кто в состоянии передвигаться, разрешили долечиваться амбулаторно. Конфликт рассосался. Но проблема-то осталась. Проблема нехватки мест в больнице, оповещения больных, работы службы эвакуации в экстренных случаях. Но это моего информатора уже не интересует — не барское дело. До очередного приземления.  

Мнение автора колонки может не совпадать с точкой зрения редакции «Вечерней Москвы»

Новости СМИ2

Все мнения
Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER