Без паники

Без паники

Общество

Я живу в доме, который построили перед самой войной. В огромном, даже по тем временам, серо-красном здании с глубокими подвалами, в которых, естественно, при строительстве нашлось место и для бомбоубежища. После перестройки в подвале появились шустрые арендаторы. Что стало с бомбоубежищем? Отвечали: «Коммерческая тайна».
Подобных печальных историй с защитными сооружениями в то время было предостаточно. А что теперь?
Судьбой столичных бомбоубежищ заинтересовалась корреспондент «Вечерки».
[b]Еды, воды и воздуха на 48 часов[/b]
– Телефоны там не ловят, – предупреждает Сергей Назаренко, заместитель начальника отдела инженерно-технических мероприятий Управления гражданской защиты Главного управления МЧС России по г. Москве.
Высокие бетонные стены образуют коридор при подъезде к защитному сооружению. «Убежище №…, ключи находятся в диспетчерской у начальника участка № 1», – информирует надпись. За обычной металлической дверью – первое небольшое помещение. Прямо (сразу и не заметишь) – стальные защитно-герметические ворота (ЗГВ), глубоко уходящие в стены, справа – комната коменданта. Двери задраиваются, как на подводной лодке, поэтому не пропускают воду и держат напор воздуха.
– Первый удар ЗГВ берут на себя, – объясняет Ренат Васильев, начальник участка ГУП г. Москвы «Специальное пусконаладочное управление». – Не сомневайтесь, выдержат! Они же около 1,5 т весят.
Еще пара шагов – и мы в огромном зале. Под потолком множество труб, полумрак. Здесь чувствуешь себя в полнейшей безопасности. Это убежище рассчитано на 2700 человек – из расчета 0,5 кв. м на каждого. Тесновато будет, поэтому людей планировалось размещать на двухэтажных нарах.
По бокам огромного «зала для укрывания» находятся небольшие комнаты – помещения с инженерно-техническим оборудованием и системами жизнеобеспечения.
– Здесь дренажные насосы, на случай подтопления, – показывает Алексей Кокунов, главный инженер ГУП г. Москвы «Специальное пусконаладочное управление».
В соседних помещениях – насосная станция, узел связи, тепловой узел. В зале поддерживается температура +10°С. Так что, собираясь в бомбоубежище, стоит одеться потеплее.
Есть и дизельная. Дизель заводят каждую неделю, проверяют его работоспособность. Для автономного существования – в запасе 1 т топлива.
Система вентиляции работает за счет дизеля. Она может включаться в режиме чистой вентиляции, когда углекислый газ уходит наружу, а может – в режиме фильтровентиляции, когда воздух сначала проходит через ячеистые масляные фильтры.
Продумано все: и туалет на 18 мужских и столько же женских кабинок, и, конечно же, запасной выход.
«Выдача воды производится по графику… Вода отпускается в посуду укрываемых, по 1 л на человека утром и вечером», – читаю на стене надпись. Баки для воды рассчитаны так, чтобы запасов хватило на 48 часов, продукты питания тоже завозятся из этого расчета, да и тонны топлива хватит на двое суток работы вентиляторов. Ну а дальше…
Остается надеяться, что через 48 часов можно будет выйти наружу.
[b]И парковка, и убежище[/b]
Массовое строительство бомбоубежищ началось в Москве с конца 1930-х гг. Первое было построено под знаменитым Домом на набережной.
Последнее защитное сооружение сдали на баланс города в 1992 г. Нынче при строительстве жилых зданий на гражданской обороне экономят. Не то что в Швейцарии, где ни один дом нельзя построить без бомбоубежища. Сейчас в границах МКАД насчитывается порядка 7000 защитных сооружений.
– Убежища обеспечивают защиту людей от ударной волны, светового излучения, радиоактивного заражения при ядерных взрывах, от отравляющих веществ и бактериальных средств, а также от высоких температур и вредных газов в очагах пожаров, – рассказывает Сергей Назаренко.
Защитные сооружения бывают встроенные в здания (подвалы), встроено-пристроенные, отдельно стоящие. Особый вид убежищ – быстровозводимые. В мирное время они существуют только на бумаге, но в случае угрозы их возведут и тут же заполнят всем необходимым: инженерным оборудованием, едой, водой, нарами.
Станции Московского метрополитена (157 из 173) вместе с перегонами при необходимости также станут убежищами.
В зависимости от способности выдерживать ту или иную силу ударной волны защитные сооружения делятся на классы. Чем меньше цифра, тем большую силу ударной волны они способны сдержать. В жилом секторе, как правило, убежища 4-го и 5-го классов опасности, быстровозводимые – такие же.
На предприятиях – 2-го и 3-го классов, отдельно стоящие убежища большой вместимости относятся ко 2-му классу. Кто из жителей к какому убежищу приписан – чистой воды лотерея.
Все защитные сооружения – так называемого двойного использования. В мирное время они сдаются под склады, парковочные места, парикмахерские, магазины. По тревоге арендатор должен освободить помещение от своего имущества за 6 часов. За следующие 6 часов туда завозят все необходимое на двое суток для автономного существования.
– Никаких переделок в помещении быть не должно, – объясняет Алексей Кокунов, главный инженер. – Ну, можно установить, например, временную перегородку, которую легко снять.
Защитно-герметичные ворота могут стоять открытыми, но за 6 часов все приводят в порядок. В защитных сооружениях большой вместимости постоянно находится комендант, который за них отвечает.
Бомбоубежища малой вместимости в жилом секторе передаются в инженерные службы района. Проверки проводим раз в 3 года либо в случаях обращений граждан и юридических лиц, по согласованию с прокуратурой.
[b]Радиус сбора – 500 м[/b]
– Стальные двери в метрополитене закроются через 13 минут с момента объявления тревоги. Все ли люди туда успеют? – беспокоюсь я.
– А все и не должны успеть, – говорит Сергей Назаренко. – К конкретной станции метро приписано определенное количество человек. Радиус сбора населения – 500 м. Другие жители приписаны к иным защитным сооружениям. Старики и дети эвакуируются в загородную зону. На 100% трудоспособного населения места в городских бомбоубежищах хватит.
– В случае чрезвычайной ситуации люди будут оповещены по телевидению, радио, по сотовой связи, – продолжает Сергей Назаренко. – Во всех районах существуют учебно-консультационные пункты, где москвичи могут узнать, к какому защитному сооружению они приписаны.
В дневное время половина горожан находится на работе. Каждая организация обязана сообщить сотрудникам, где им укрываться. Если вы не попадаете в радиус сбора метрополитена, если рядом с работой нет убежищ и не планируется строительство быстровозводимых, то ваш руководитель должен организовать дооборудование подвальных помещений.
– То есть на работе мне обязаны сказать, где мне в случае чего укрыться?
– Если вы возьмете постановление правительства РФ № 782 от 1999 г. «О создании (назначении) в организациях структурных подразделений (работников), специально уполномоченных на решение задач в области гражданской обороны», то увидите, что, начиная со штата в 200 сотрудников, на предприятии должен быть специалист по гражданской обороне. Если сотрудников меньше, он работает не в штате, а по совместительству. К примеру, это начальник отдела кадров. Он должен подготовить руководящий состав организации и персонал по всем вопросам гражданской обороны. Что это значит? Он обязан раз в месяц проводить с вами занятия: как пользоваться противогазом, индивидуальной аптечкой, куда бежать при получении сигнала гражданской обороны. Все это поможет в чрезвычайной ситуации не растеряться и не поддаться панике.
[b]фото Игоря ИВАНДИКОВА
Кстати[/b]
[i]Жители Рублевки начали строить личные бункеры на своих участках. Внутри убежищ работает система фильтрации воздуха, действуют датчики вредных испарений, изменений погоды. Обходится такое строительство недешево: бункер площадью 35 кв. м стоит порядка 3 млн руб.[/i]

Google newsGoogle newsGoogle news