Вспоминая Ельцина

Вспоминая Ельцина

Общество

На такую выставку, как «Борис Ельцин и его время», открытую в «Московском доме фотографии» на Остоженке к 80-летию Бориса Николаевича, надо идти в день обыденный. И осматривать ее не спеша, потому что на фотографиях отражена эпоха и жизнь первого Президента России. Да, Борис Николаевич, председатель Верховного Совета РСФСР, народный депутат СССР, первый Президент России – как никто другой был неотделим от своего народа. Говорить об ошибках, заблуждениях его я не берусь. Слишком тяжела была ноша, которую он принял на свои плечи. А у первопроходцев дорога тяжела. [b]Картинки с выставки[/b] Само композиционное решение напоминало какую-то греческую букву. По овалу шел общеизвестный официоз (мой давний коллега предупредил сразу: по кругу не ходи, по центру двигай!). А вот по центру зала (на специальных стендах) шли репортерские фотографии. Вот тут-то именно и была та жизнь без прикрас. И я уже не слышала ни музыки, навязчиво запускаемой кем-то, ни повторений-нарезок из телевизионных передач и семейных записей родни Бориса Николаевича на видео. Я перенеслась в ту эпоху, когда мы все держали кулаки за Бориса Николаевича, желая ему победы на выборах. Не только мы – вот и «бывшие узники психушек» держат самодельные плакаты в поддержку своего избранника на фоне то ли Кащенко, то ли иной «больнички». И победа пришла. 54,55% у Ельцина против 39,44% у Зюганова. Вот они, эти цифры лета 1996 года. Лица эпохи: Холодов, Листьев, Киселев, Вероника Кастро. Помню, даже работяги в утренней электричке обсуждали пол ее ребенка. А вот и Леня Голубков с двухдневной щетиной на подбородке. Зато с программными брошюрами советов: как стать партнером. Митинг на железнодорожных путях. Бледное от испуга лицо Раисы Горбачевой на фотографии «Горбачев вернулся из Фороса». Самого не видно, зато на лице супруги Михаила Сергеевича легко читается: как же дальше после всего происшедшего жить? А вот – рынки на обочине: сыр лежит на картонке, рядом пара лимонов. «Блошиный рынок» тряпок около Малого театра (но туда мало кто ходил – предпочитали места подешевле, да и изрядная часть денег тратилась на продукты и товары первой необходимости). Однако встречалась иная публика – вот некий «Миша» с солнцем на левой руке примеряет печатку на мизинец, а лупу взял для определения каратности, что ли? Бомжи и нищие со вкусом отдыхают на Воробьевых горах. Двойник бывшего вождя с бревном наизготовку притулился на деревянном чурбане в ожидании очередного фотозаказа. Вовсю работает культурная отрасль – цирковые артисты выступают у стен Кремля. А вот и робкие ростки новой индустрии – первый конкурс московских красавиц. [b] Глас народа[/b] Своими впечатлениями о выставке и эпохе охотно делятся посетители. Вот что рассказала мне москвичка Татьяна: – Смотрю на эти фотографии и вспоминаю танки. По улице Правды летела резаная бумага, обрывки газет. Горло перехватывало от страха: что дальше-то? Потом, когда начались события у Белого дома, появилось новое чувство: надо действовать немедленно. Мы с соседкой выгребли из заначек какие-то консервы и понеслись туда. Не делая различий, раздавали банки. Партком и парткабинет прекратили свое существование моментально. Но их мне жалко не было – они быстренько пристроились на теплые места. Всю партийную литературу (вместе с сопутствующей) вытащили на заводскую площадь и разложили в поддоны (на заводе в них устанавливали готовую продукцию). Первое время вокруг толпился народ: набирали, словно бесплатную картошку. Потом охладели. На третий день запалили костер на задах. А потом началась приватизация завода. Народ рассчитывал получить максимум акций и стать достойными людьми (ведь многие работали здесь всю жизнь!). Но получилось иначе – вся номенклатура вошла в правление. Заводчане остались с носом. Слово «демократия» витало в воздухе. Но, думаю, сам Ельцин, так истово в нее веривший, не слишком хорошо понимал ее значение. То, что коммунистическая партия насквозь прогнила, это понятно. Но какой строй мы получили в итоге? И вообще, что мы получили? Вступают в разговор две интеллигентные женщины в очках – Лариса Ивановна и Лидия Вячеславовна: – Ельцин не приумножил то, что до него собирали веками. А раздраконил всю Россию в одночасье. Вот вам, дескать, свобода, независимость, гласность, демократия. Не думая, а как это отразится на самой стране, на ее народе? Последствия промахов его политики теперь должны разгребать наши соотечественники. Да, человек он был широкой, русской безудержной натуры. Но эти качества хороши на другом посту. Поэтому для нас он никакой не герой. Молодой человек по имени Александр, наоборот, двумя руками «за»: – Родители мне твердили, как им непросто пришлось: я родился, а в магазинах шаром покати. Еще у мамы молока не было. Я, конечно, скептически относился, а тут посмотрел на снимки – полный голяк в магазинах. Ельцин молодец, такую махину, как КПСС, скрутил! Горбачев-то опасался. И «Макдоналдс» открыл. И границы. У меня друзья автостопом по миру ездят. А до этого – железный занавес. Свобода – это круто! [b] Выставка открыта до 13 марта[/b]

Google newsGoogle newsGoogle news