- Город

Людмила Петрушевская: Не пишу о тех, кого мне не жалко

Москвичам напомнили о режиме работы организаций на выходных

В Москве за сутки зафиксировано еще 114 зараженных коронавирусом

Сергей Собянин открыл Некрасовскую линию метро

Врач из Германии о коронавирусе: Немцы на грани выживания, их успокаивают русские

Сотрудник Кремля заболел коронавирусом

Каким будет мировой порядок после коронавируса

Скончался президент Института Пушкина Виталий Костомаров

Вступительные экзамены в российских вузах могут перенести

«Говорили о великом Путине»: как итальянцы отреагировали на помощь России

Космонавт объяснил, как сохранить физическое и психическое здоровье в замкнутом пространстве

Роман Вильфанд рассказал о погоде на весну и лето в России

«Все идет по утвержденному сценарию»: политолог — о наступлении новой мировой войны

«Боже, храни Лукашенко!»: русско-украинская семья сбежала от коронавируса в Минск

Как мировой кризис отразится на жизни простых россиян

Врачи предупредили о новом симптоме коронавируса

Людмила Петрушевская: Не пишу о тех, кого мне не жалко

Из голодной бродяжки – в писатели и певицы

На книгах Людмилы Петрушевской и спектаклях по ее пьесам уже выросло не одно поколение читателей и зрителей. А Петрушевскую как певицу широкая публика узнала сравнительно недавно, но уже успела ее полюбить.

Вот и 31 мая в киноклубе «Эльдар» пройдет концерт Людмилы Петрушевской «Кабаре Одного Автора, или 37 мая». В программе: собственноручные мультики, шляпки и украшения, собственные песенки под оркестр «Керосин», «стихи-хи» и небольшие отрывки из случайно сохранившихся на видео легендарных спектаклей.

Людмила Стефановна обычно не дает интервью, но накануне концерта согласилась ответить на вопросы «Вечерней Москвы».

[b][i]Счастье – это запах керосина[/i]

– Людмила Стефановна, многие герои ваших произведений – люди с трагической судьбой, над вашими книгами иногда и слезу прольешь. А вам самой что помогает в трудные периоды жизни?[/b]

– Ничего. Но потом, много времени спустя, понимаешь, что именно потери остаются с тобой. Как в жизни народа – вой на, голод или ГУЛАГ. Жертвы священны.

[b]– Вы ведь и сами пережили и войну, и голод – в эвакуации в Куйбышеве…[/b]

– Сейчас-то все оттуда кажется смешным и освещенным солнцем. Летом было прекрасно! А зимой я не выходила из дому, босая не побежишь...

Мы были нищие, члены семьи врагов народа. Счастье начиналось, когда мама из Москвы присылала деньги и моей тете Ваве удавалось купить керосин. На полочку над диваном ставили сияющую керосиновую лампу (свет у нас отрубили раз и навсегда за неуплату).

Бабушка пекла на керосинке картофельную шелуху – тогда картошку не чистили, а отскребали, и в мусорное ведро соседи выкидывали эту чешую. Когда квартира затихала, меня посылали за этим ведром – полным сокровищ.

Селедочный хребет с почти целой головой, иногда горелые хлебные корки, а то яблочный огрызок… Бабушка варила похлебку. Запах керосина до сих пор прекрасен.

Зимой я лежала при бабе Вале в кровати – она почти не ходила от голодной водянки – и бабушка мне рассказывала наизусть Гоголя. Морозными ночами мы с Вавой стояли в очереди за буханкой хлеба, мне доставался довесок, это было счастье. От запаха и вкуса черняшки до сих пор ломит скулы…

[b]– Летом, наверное, жилось полегче?[/b]

– Когда зима кончалась, на берегу Волги таяли гигантские, как дома, кубы льда после взрывов, и я бегала босая с апреля по октябрь. Это тоже было счастье. Мы, дети, с голодухи ели какие-то дикорастущие зеленые «калачики», кислицу, я даже жевала стручки акации. Побиралась, конечно, просила в магазине копеечку, скреблась в чужие спины. Пела по дворам, рассказывала «Портрет» Гоголя – иногда мне выносили кусочек хлеба. Счастье!

[b]– Выходит, вкуса сладостей в детстве вы не знали?[/b]

– Чашка сливового джема, вдруг полученная тетей по карточкам в войну, – единственная сладость за все годы – запомнилась навсегда, я 150 граммов съела мгновенно. И много лет потом не могла выносить даже этого запаха.

[i][b]Зеркало не для всех[/b][/i][b]

– Тетя и бабушка… А мама?[/b]

– Мама уехала учиться в Москву, когда мне было 5 лет.

Это был редкостный случай – в эвакуации она, окончившая четыре курса литературного факультета, работала чернорабочей на заводе «Шарикоподшипник». Перспектив никаких не было. И она послала документы в Москву для поступления в театральный институт, и вдруг ей пришел вызов на учебу. Тетя и бабушка ей этого никогда не простили. Так бывает.

Хотя мама посылала деньги, на это мы и жили. Окончив ГИТИС и устроившись на работу, она приехала за мной в Куйбышев, дети нашли меня на улице, я была уже бродячей нищенкой, сбежала из дому от бабушки с тетей. Они не любили мою маму… Потом такую голодную бродяжку кто-то пожалел и удочерил, но я и оттуда сбежала, потому что упорно ждала маму. И когда она приехала, и меня начали искать, я не поверила этим детям, брату и сестре, они меня часто били, но весь двор кричал: «Твоя мать приехала!» Дети подхватили меня под мышки и повели. Моя мама сварила у соседей манную кашу на молоке, сладкую и с маслом, и ждала меня за столом, я вошла (под конвоем), увидела свою маму и просто зарыдала, согнулась от счастья, прорвало. Дети продолжали меня держать…

Вообще-то плакать тогда было нельзя. Слезам не верили. А от манной каши меня стошнило, я не люблю ее до сих пор.

[b]– Знаю, что многие события из вашей жизни послужили вам материалом для книг. Скажите, как реагируют знакомые, если узнают себя в персонажах ваших произведений?[/b]

– Мои рассказы в основе своей – это подлинные истории. Так сказать, документы эпохи (речь не идет о мистических вещах и сказках). И бывает, что прежние знакомые себя узнают по каким-то деталям и не прощают. И правильно делают. Но годы идут, и получается, что их истории остались в книгах. Правда, героям это, наверное, не по душе. Мне, видимо, воздастся.

[b]– Но ведь чувствуется, что вы любите всех-всех своих героев, даже самых отрицательных, в ваших книгах меня всегда это поражало…[/b]

– Видимо, я не пишу о тех, кого мне не жалко.

[i]

[b]Я вам спою еще «на бис»[/b][/i][b]

– Людмила Стефановна, поговорим о вашей эстрадной карьере. Почему как певицу широкая публика узнала вас совсем недавно, хотя из ваших слов выясняется, что поете вы с детства?[/b]

– Мои бабушка с дедушкой пели дома дуэты из опер, моя мама пела мне оперные арии. Я 10 лет провела в академических хорах (детском Локтевском и университетском), а это выучка на Моцарте, Бахе, русской классике. У меня был альт, по-взрослому – меццо-сопрано. Потом перешла в оперную студию МГУ, готовила партию няни в «Онегине», который шел в ДК на Ленгорах, а пока что пела там в хоре. С тех пор знаю эту оперу наизусть. После университета играла на сцене и в эстрадном театре «Наш дом».

Там было много музыки. Ну и попутно пела под гитару, меня таскали из компании в компанию. А потом родился сын Кирюша, и уже все было посвящено семье.

[b]– Тем не менее, 5 лет назад вы все-таки спели на сцене?[/b]

– Это было в Театральном центре на Страстном, в капустнике, где мы все валяли дурака – режиссеры, актеры, музыканты. Я сочинила гимн для этой милой компании, и меня вынудили его исполнить.

И с этого все началось. Мне наутро позвонил великий Рустам Хамдамов, кинорежиссер и художник, похвалил и предложил роль в будущем фильме (я должна была там петь с аккордеоном).

[b]– Вы снимались у него?[/b]

– Я струсила и отказалась. Но уже вскоре в День театра в клубе «Китайский летчик», куда меня Ира Паперная позвала выступить «с чем хочешь», я попросила найти мне пианиста и в конце вечера стала петь песенки на французском – и вдруг увидела, что ползала качается в такт под пение. Короче, когда Елена Камбурова предложила мне творческий вечер в своем театре, туда уже я пришла с группой «Бельвилль» (сейчас это оркестр «Керосин»). И пела мировые шлягеры на русском, в собственном переводе. И дело поехало.

[b]– А как случилось, что вы сами стали сочинять музыку к песням?[/b]

– Владельцы прав на мировые хиты заламывают дикие цены, это мы узнали, когда в журнале «Сноб» выходил мой диск «Не привыкай к дождю». Так что новый диск, «Бесстрашные песни», будет целиком свой.

Вот что я могу сказать после 5 лет на сцене: хлопающий и кричащий «браво» зал – это такой выброс энергии, который заряжает тебя надолго.

Вот это счастье и новая жизнь. Vita nuova.

[b]– Счастье – это и ваша большая семья. У вас трое детей, четверо внуков и два правнука. У такой востребованной бабушки находится время для воспитания подрастающего поколения?[/b]

– Я воспитывала только старших внучек, Аню и Маню, вместе со своими детьми брала их к себе, рассказывала сказки, пела с ними, они вечно с моим сыном Федей устраивали у нас театр. Всегда был полный дом детей. И только гости на порог – Федя раздает им кусочки бумажки (как бы билеты), ставит стулья, вешает покрывало на гвоздики в виде занавеса, дает три звонка в дверь – и поехало: спектакль начался.

Младших воспитываю наскоками, все надеюсь их как-то собрать и устроить театр. Времени не хватает. Книги идут в печать, спектакли завариваются, выступления. Вот у меня сейчас, кроме вечера 31 мая в киноклубе «Эльдар», еще 2 июня в клубе «16 Тонн» презентация нового диска и 9 июня – в «Мьюзик таун» вечер рок-н-ролла а там гастроли…

[b]Досье «ВМ»[/b]

[i]Людмила ПЕТРУШЕВСКАЯ, прозаик, поэтесса, драматург и певица, родилась 26 мая 1938 г. в Москве в семье служащего.

Внучка лингвиста Н. Ф. Яковлева, создателя письменностей для ряда народов СССР.

Первым опубликованным произведением был рассказ «Через поля» (1972 г., журнал «Аврора»).

Ее первые пьесы ставились самодеятельными театрами («Уроки музыки», «Чинзано»).

Профессиональные театры начали ставить пьесы Петрушевской в 1980-е: «Любовь» в театре на Таганке, «Квартира Коломбины» в «Современнике», «Московский хор» во МХАТе.

Долгое время писательнице приходилось работать «в стол» – редакции не могли публиковать рассказы и пьесы о «теневых сторонах жизни («Приключения Веры», «История Клариссы», «Дочь Ксени», «Страна», «Кто ответит?», «Мистика», «Гигиена» и др.)

В 1990 г. был написан цикл «Песни восточных славян», в 1992 г. – роман «Время ночь».

Пишет сказки как для взрослых, так и для детей: «Жил-был будильник», «Ну, мама, ну!» и др.

В 2010 г. вышел сольный альбом «Не привыкай к дождю».

Автор ряда сценариев к фильмам и мультфильмам.

Лауреат многих премий, в том числе «Триумф» и Госпремии России.[/i]

Новости СМИ2

Анатолий Горняк

Самоизоляция — штука полезная

Михаил Бударагин

Сидите дома — исполняйте долг

Георгий Бовт

Помощь малому бизнесу: всех не спасти

Александр Лосото 

Заразу-2020 можно победить

Олег Сыров

Готовим дома мульгикапсад: вкусно и по-эстонски медленно

 Александр Хохлов 

Спастись от пандемии, приготовиться к войне

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

Зачем Господь взалкал в пустыне?

Стать фармацевтом со школьной скамьи

Полезная неорганика поможет жить до ста лет

Упал — отжался!

Нейрохакинг: тело учит мозг быть здоровым и счастливым