Главное
Карта событий
Смотреть карту

«Линия жизни»: Главархив поделился воспоминаниями из мемуаров москвичей о летнем отдыхе в ХХ веке

Город
«Линия жизни»: Главархив поделился воспоминаниями из мемуаров москвичей о летнем отдыхе в ХХ веке
Фото: Главархив Москвы

В Москве продолжается лето. В эти теплые дни горожане выбирают для себя развлечения на любой вкус. А как развлекали себя жители в сезон отпусков, например, полвека назад? Узнать подробности из жизни москвичей помогают архивные документы, и особым историческим источником бытописания в этом случае становятся воспоминания и мемуары самих участников событий.

С начала 2021 года в Главархиве Москвы хранится и пополняется фонд мемуаристов из клуба «Линия жизни». Среди этих записей и даже целых книг есть подробности и о сборах на дачу, отдыхе в пионерском лагере, дворовых играх детворы и туристических походах по Подмосковью в прошлые десятилетия.

В 60-х годах прошлого века многие горожане, как и сейчас, стремились на дачи. С самого начала лета и даже с конца мая родители готовились с детьми к отъезду.

Некоторые отпрашивали детей в школах на один-два дня раньше, если оценки к тому времени уже оказывались выставлены, а для самого переезда зачастую нанимали грузовик — иначе поклажу было просто не перевести.

— Вся семья на целых три месяца уезжала из дома, набиралось много вещей — чемоданы, коробки, ведра. Отец заказывал грузовую машину, в день отъезда выходили во двор. А чтобы водитель нашел дорогу от улицы до нашего 8-го подъезда, брата посылали к первой арке, выходящей на проезжую часть, и он, гордый, подъезжал к нам, сидя в кабине рядом с шофером, — вспоминает москвичка Марина Беляева.

Вместе с семьей она ребенком несколько лет подряд проводила лето в деревне Лужки, в шести километрах от железнодорожной станции «Снегири» Рижского направления. Грузовик, к слову, вызывали еще и потому, что проехать в деревню было не так просто — дороги после весны были размыты. Но испытания дорогой, по словам самих отдыхающих, с лихвой окупались красотой бескрайних лугов и лесов.

— Ехали по бетонке — все нормально, но надо было сворачивать на грунтовую дорогу, и тут начиналась «веселая жизнь». Местность пониженная, пойма реки Истры, разлились огромные лужи, неизвестно, какой глубины, и вообще неизвестно, что там под водой, — груженая машина проедет ли? И отец, засучив брюки выше колен, так, что бросались в глаза отвыкшие от загара за зиму белые ноги, шел босиком в холодной воде по колено впереди машины, показывая путь и глубину луж. Каждый раз это был самый напряженный и непредсказуемый участок пути, — рассказывает участница клуба мемуаристов.

Другой мемуарист провел детство в деревне Каменная Плотина, она находилась между станциями «Сортировочная» и «Матвеевская» Киевской железной дороги. В этом месте сливались две речки — Сетунь и Раменка, и в его записях сохранились истории о детских забавах в середине прошлого века, в том числе на воде.

— Летом ребята ловили корзинами рыбу в реке. Кроме этого были и другие развлечения: сбивали скобами плоты из бревен и досок, и на плотах катались по рекам и болоту. За горой, где пасли коров, разводили костры и пекли картошку — когда в золе, а когда и в консервных банках из-под тушенки. Так с удовольствием проводили свободное время летом, — рассказал Аркадий Гузман.

Но жаркое лето выдавалось не всегда и не везде. Например, Марина Щербакова в своих «Небольших записках обычного человека о детстве, предках и событиях из жизни» описывает запомнившийся отдых в пионерском лагере под Тюменью. Их семья тогда жила в Сибири, и этот лагерь был от строительной организации, в которой работал ее отец.

— Было довольно прохладно, особенно по утрам, когда нас поднимали в семь часов на зарядку, мы нехотя вставали и плелись на стадион. Лагерь располагался на реке, и в воду был опущен огромный деревянный бассейн с бортиками. Дети, конечно, хотели купаться, но поскольку июнь в Сибири не самый теплый месяц, вода еще не прогрета, за всю смену мы искупались, может, один раз. Еще помню — с этим у меня навсегда осталась ассоциация любого местного тюменского лагеря — запах. Это очень резкий, стойкий запах средства от комаров «Дэта», смешанный с сильным запахом местного хвойного леса. «Дэтой» мазались всегда, мазали все, так как комары кусались всегда, часто и надоедали своим жужжанием, — пишет мемуаристка из Москвы.

А вот семейство Сусловых помнит такой момент, как их два родственника с юга приезжали каждый год погостить в центральную Россию в надежде на хорошую погоду, но их оптимизм послужил поводом для доброй семейной иронии.

— Ежегодно в летнее время приезжали Владимир с Олегом. Они традиционно привозили белые полотняные костюмы, которые не всегда можно было надеть из-за плохой погоды. Над этим обычно подшучивали, — эта запись хранится в машинописной хронике их семьи.

Вместе с тем достаточно многих наших соотечественников в середине прошлого века погодные условия и дорожные испытание не смущали, а, наоборот, становились вызовом и возможностью проверить характер. Так, Наталья Мощинская в мемуарах своей семьи приводит воспоминания ее дяди Викентия Сергиевского об одном из семейных туристических походов.

В тот раз они группой из шести человек отправились посетить поместье Поленово и пройтись по партизанским местам Подмосковья, где сражался в годы войны их родственник.

— Мы идем час, два, три — никаких землянок, никакого поля нет, кругом лес, лес, лес, причем немолодой, густой лес. Нас начала одолевать жажда. У нас были фляги с водой, мы по глотку выпили воды и пошли дальше… И тут на дороге появился всадник. Мы у него спросили, как добраться до деревни Сойманово. Это была ближайшая к партизанским базам деревня. В лесу темнеет быстро. Кругом темный лес. Всадник сказал, что мы находимся в полутора километрах от деревни. Мы чувствуем, если не поспешим, то силы наши кончатся. Увидели деревню среди леса и перво-наперво направились к колодцу. У нас было ведро, набрали воды, напились. Но где искать ночлег, когда уже смеркается, да и деревушка небольшая. Но мы были опытные туристы и пошли к директору школы. Директор дал нам класс, мы парты сдвинули, постелили на полу свои спальники, — рассказывал Викентий Сергиевский об их приключении, в котором находчивость стала их верной спутницей.

Все эти воспоминания мемуаристов клуба «Линия жизни» помогают нам познакомиться или вспомнить развлечения полувековой давности, хотя порой и кажется порой, что все эти события были буквально вчера. В наши дни москвичи, несомненно, имеют гораздо больше возможностей разнообразить свой летний отдых. Но романтика и авантюризм старших поколений, которые они проявляли при подготовке своих отпусков и каникул, все же мало кого оставят равнодушными.

Подкасты