сб 19 октября 11:11
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Животворная клетка заменит сердце донора

Животворная клетка заменит сердце донора

Есть такие клетки, которые могут развиться во что угодно

[b]Юрий Никитич БЕЛЕНКОВ, академик, директор НИИ кардиологии имени А. Л. Мясникова, с кем мы должны были говорить о новых научных направлениях в лечении больного сердца, предпочел другое начало разговора. Он напомнил о проблемах вроде бы общеизвестных, но по-прежнему актуальных.[/b] — По данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), — сказал Юрий Никитич, — во всех странах Европы снижается смертность от сердечно-сосудистых заболеваний. Во всех — кроме нашей. Правда, в России в последний год этот показатель стабилизировался, не растет, что можно считать относительным успехом. Но тем не менее сам по себе этот показатель так велик, что мы находимся где-то в конце перечня стран, способных противостоять сердечным болезням. [b]— В чем первопричина сердечно-сосудистых заболеваний?[/b] – Первопричина большинства сердечных заболеваний (и инсульта тоже) – гипертония. Примерно у 50 миллионов человек в нашей стране повышенное давление. Половина из них не знает об этом. Всего лишь четверть пытается лечиться. И только процентов 12 лечатся адекватно заболеванию. Вот такая картина. Известны три причины, три «кита» возникновения гипертонии: курение, алкоголь и избыточная масса тела. Но если в вашей семье кто-то страдал от гипертонии – мать, отец, бабушка и так далее, – значит, тоже есть опасность, что этот недуг посетит и вас. Гипертония очень часто проявляется как болезнь наследственная. Это надо знать женщинам, например, до беременности, потому что беременность провоцирует гипертонию. Необходимо вовремя ее диагностировать и вовремя приступать к лечению. Это ведь просто — два-три раза измерить давление, а потом, если оно повышено, постоянно и регулярно принимать лекарства. Сейчас есть очень много лекарств, которые понижают и стабилизируют давление. Одна таблетка – и вы целые сутки чувствуете себя нормально. Однако должен сказать, что гипотония – патологически пониженное давление — ничуть не безопасней гипертонии. Измерять давление надо неоднократно, чтобы исключить случайное повышение давления. Мне приходилось участвовать в обследовании космонавтов, людей с железным здоровьем и железными нервами, и то, чтобы исключить их «реакцию на белый халат», приходилось халат снимать… [b]— Вы считаете, что даже тяжелые формы гипертонии можно лечить амбулаторно?[/b] — Да, гипертонии показана амбулаторная терапия. Проверено на сотнях тысяч пациентов по всему миру, что профилактический прием лекарственных препаратов существенно снижает общую смертность от сосудистых заболеваний, от инсульта, препятствует возникновению повторных инсультов. Тут и науки-то особой нет. Просто надо однажды понять, что с помощью тонометра можно «заглянуть» в свое сердце. [b]— Насколько опасна для жизни человека ишемическая болезнь?[/b] — Очень опасна, хотя сегодня мы освоили весьма эффективные методы диагностики и лечения. Ишемическая болезнь сердца – это сужение коронарных, т. е. прилегающих к сердцу, сосудов. Скажем, пятидесятилетний пациент страдает тяжелой формой ишемии сердца. Есть хорошо отработанная технология операции: раздуваем баллончиком артерию и ставим стент – пружинку, фиксирующую стенки сосуда. Но эффективен стент в течение 5–7 лет, потом приходится ставить новый. А уже ближе к концу жизни пациента, к старости применяем шунтирование – замену – сосудов, тоже рассчитанное на 5–7 лет. [b]— А как насчет пересадок сердца от донора или вообще использования турбинок — искусственных сердец?[/b] — В последние годы встречается все больше случаев сердечной недостаточности. Сердце как насос не справляется со своей функцией. Причин этому много… У больного появляются одышка, отеки, наконец наступает такой момент, когда никакие лекарства не помогают, и остается единственное средство спасти человека – пересадка сердца. Но больных, нуждающихся в новом сердце, гораздо больше, чем доноров. Чтобы в ожидании донора не потерять пациента, ему вживляли искусственный левый желудочек. Это такая миниатюрная турбинка, один конец которой соединен с сердцем, а другой — с аортой. Сейчас в США, Германии, Франции на 10–20 пересадок сердца 100–150 подсадок искусственного левого желудочка. Кардиологи пришли к выводу, что во многих случаях искусственный левый желудочек предпочтительней донорского сердца и, кроме того, безопасней для больного. Это очень эффективная операция. В одной зарубежной клинике (не буду называть ее) мне рассказали о таком анекдотическом случае: пациент, молодой человек, с вживленным искусственным левым желудочком, едва выписавшись из клиники, угнал машину главного врача. Потом он угнал еще одну машину, попался, но полицейские, узнав о перенесенной преступником операции, отпустили его на свободу… [b]— Отчасти этот случай может служить доказательством эффективности такого метода…[/b] — Конечно. Одно плохо: подобная операция стоит очень дорого, в среднем 25–30 тысяч долларов. Но при всем при том такое направление в кардиологии есть, и оно успешно развивается. Очень интересно другое научное направление. Оно связано с пересадкой в сердце некоторых клеток. Есть такие клетки, которые при определенных условиях могут развиться во что угодно — в клетки печени, мозга, поджелудочной железы и, что для нас особо важно, — в клетки сердца. Находятся эти клетки в костном мозге, причем у младенца их очень много, а с возрастом их количество заметно убывает. Проблема заключается в следующем: как заставить эти животворные клетки прийти в сердце, занять нужное место и развиться. Сейчас идут первые клинические опыты в научных учреждениях многих стран и в том числе в нашем институте. Мы стимулируем у людей, перенесших несколько инфарктов, тяжелое поражение крови, имеющих большой рубец на сердце, попадание нужных клеток в кровь. Надеюсь, в скором времени получим первые результаты. А пока можем сказать лишь то, что наши пациенты не имеют осложнений и чувствуют себя прилично. [b]— Это единственный метод использования таких клеток?[/b] — Во многих зарубежных клиниках подобные клетки пересаживают непосредственно в сердце, например в зону инфарктного рубца или в коронарный сосуд во время какой-либо операции на сердце. Мы тоже планируем делать пересадки клеток уже в начале будущего года. Но проблема в другом. Как заготовить такие клетки и как их сохранить – вот вопрос сложнейший и технологически, и этически. Например, подобных клеток очень много в пуповинной крови. Она ведь все равно выливается. Казалось бы, рождается человек, а в особом банке клеток хранятся его «запасные части» из пуповинной крови. Да вот как потом оживить их, сохранить способность клеток к делению — пока неясно. Ясно лишь, что они работают. Еще вопрос – какие вводить клетки, свои или, например, взятые у свиньи, чья физиология близка человеческой? [b]— Тогда, наверное, возникнет проблема отчуждения неродного материала?[/b] — Нет, это стволовые клетки, которые еще не имеют генетического набора, они генетически нейтральны и потому не отчуждаются. [b]— Каковы же перспективы?[/b] — Я думаю, огромный скачок произойдет, когда возникнут хорошие центры заготовки стволовых клеток. К счастью, в нашем институте есть еще замечательные клеточные биологи, которые работают над этими проблемами. Не все разъехались по заграницам. Возможно, не за горами время, когда лечение многих сердечных заболеваний будет не сложнее переливания крови…

Новости СМИ2

Михаил Бударагин

Кому адресованы слова патриарха Кирилла

Ольга Кузьмина  

Москва побила температурный рекорд. Вот досада для депрессивных

Дарья Завгородняя

Дайте ребенку схомячить булочку

Оксана Крученко

Детям вседозволенность противопоказана

Анатолий Сидоров 

Городу нужны терминалы… по подзарядке терпения

Виктория Федотова

Кто опередил Познера, Урганта и Дудя на YouTube

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

В чьей ты власти?