втр 15 октября 10:02
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Поддельных лекарств станет больше?

Поддельных лекарств станет больше?

Контроль за фармацевтическим рынком надо не ослаблять, а ужесточать, считает генеральный директор Межрегионального центра сертификации Павел Корытнико

[i]C 1 мая фармацевтический рынок России ожидают большие перемены. С этого дня в стране будет отменена обязательная сертификация лекарственных препаратов. Это значит, что лекарства не будут проходить обязательную экспертизу и гарантом их качества станет служить декларация соответствия, основанная на данных производителя. Что ожидает российский лекарственный рынок? Подешевеют ли лекарства? Не заполонят ли аптеки подделки?[/i] [b]– Павел Владиславович, к чему, на ваш взгляд, приведет отмена обязательной сертификации лекарственных препаратов?[/b] – Это, безусловно, облегчит работу компаний, работающих на фармацевтическом рынке, в первую очередь импортеров. Их издержки при оформлении товара на границе снизятся. А если снизятся издержки производителей и импортеров, это может повлиять и на розничные цены. Однако данный шаг упростит работу не только добросовестных фармацевтических компаний, но и фальсификаторов. Насколько новая система добровольного декларирования станет эффективным барьером на пути оборота подделок – покажет будущее. [b]– Кто же теперь будет контролировать качество лекарств?[/b] – Федеральная служба по надзору в сфере здравоохранения и социального развития передает право контроля за качеством лекарственных средств своим управлениям в регионах. Сегодня перед Министерством здравоохранения и социального развития России стоит очень сложная задача – создать по всей стране сеть территориальных центров фармацевтического надзора. Но та новая система, по которой они будут работать – система добровольного декларирования, – не обеспечит контроля за обращением лекарственных средств. Раньше сертификат выдавался на конкретное количество упаковок конкретной серии лекарственных средств конкретному поставщику. Таким образом, продажу лекарств было легче отслеживать. Была возможность сравнить количество сертифицированных препаратов и реально проданных через аптечную сеть. Это позволяло выявить подделки и начать поиски их источников. Не случайно некоторые солидные компании, работающие на фармацевтическом рынке, возражают против отмены сертификации. Ведь эта процедура позволяла им сохранять свою репутацию в случае возникновения претензий к препарату. Теперь надежды возлагаются на новую систему добровольной сертификации фармацевтических производств «Медконтроль». [b]– Сколько на российском рынке поддельных лекарств?[/b] – Специалисты из МВД и Министерства здравоохранения и социального развития считают, что сегодня на рынке поддельных лекарств от 3,5 до 12%. Некоторые независимые эксперты называют цифру в 20%, а по отдельным категориям лекарств контрафактные медикаменты, по их мнению, достигают 60%. Примерно 67% подделок производится в России, 2% поступают из стран СНГ, а 31% – преимущественно из стран Юго-Восточной Азии. Борьбу с фальсифицированными лекарствами затрудняет неоправданно завышенное количество дистрибьюторов в России. В Германии на рынке лекарств действуют десять продавцов, во Франции – всего четыре, а в России – семь тысяч, тогда как их оптимальное количество – 200–250. А вот инспекторов у нас всегда не хватало. В американской фарминспекции работает десять тысяч человек. Во Франции и Германии – по тысяче. Даже на Украине в государственной фарминспекции работают 650 специалистов. В нашей же бывшей Фарминспекции было занято всего 19 человек. [b]– Какие препараты подделывают чаще всего?[/b] – Из 14 тысяч зарегистрированных препаратов подделывают примерно пятьдесят наиболее раскрученных брендов. Чаще всего это дорогостоящие и пользующиеся наибольшим спросом лекарства: иммуномодуляторы; кардиологические препараты; гастроэнтерологические препараты; противогрибковые препараты; гормональные препараты; антибиотики. Из конкретных наименований можно назвать омез и ципролет компании Reddy’s Laboratories, линекс компании Lek, ампициллин, цефазолин, нистатин, ампиокс российских компаний. Активно подделываются и препараты, не являющиеся лекарствами: витамины, биодобавки, лечебная косметика. [b]– Как можно отличить подделки от оригинала?[/b] – Фальшивки чаще всего очень хорошо изготовлены, на высоком уровне выполнена полиграфия, поэтому распознать их можно, только проведя химико-фармацевтический анализ в специальной лаборатории. Для потребителя некую гарантию дает солидность медицинского учреждения. Не покупайте лекарства, стоимость которых существенно ниже, чем в крупных аптеках, не покупайте серьезные лекарства в аптечных киосках. Всегда сохраняйте чек и проверяйте, чтобы на нем было написано, какие именно лекарства вы купили, или напишите это сами. При этом условии в случае продажи фальсифицированного лекарства у вас сохраняется шанс через суд предъявить аптеке претензии. [b]– Может быть, для производителей и продавцов фальсифицированных лекарств у нас предусмотрены недостаточно жесткие наказания?[/b] – Российские законы чрезвычайно мягки к производителям и продавцам такого рода продукции. Для сравнения, в США продажа фальсификата – тяжелое преступление, за которое можно не только заплатить большой штраф, но и угодить в тюрьму. Единственное, что могут сделать наши контролирующие органы, – изъять из продажи товар, не имеющий подлинного сертификата соответствия от производителя, и оштрафовать за это торговца на 10–20 МРОТ. [b]– И с этим ничего нельзя поделать?[/b] – Существует два пути выхода из этой ситуации. Первый – ужесточить меры наказания на государственном уровне. Второй – взять дело в свои руки добровольным объединениям участников фармацевтического рынка. Они сами должны найти эффективные способы борьбы с изготовителями и продавцами фальсификата. Несколько наиболее крупных национальных дистрибьюторов уже объединились в Союз профессиональных фармацевтических организаций (СПФО), основная задача которого – борьба с проникновением фальсификата на российский фармацевтический рынок. Они планируют создать собственный знак качества СПФО, которым будут отмечаться аптеки, не запятнанные продажей фальшивок. [b]– Вы можете привести хоть один пример эффективной борьбы с фальсифицированными препаратами в России?[/b] – Одно время российский рынок заполонил фальсифицированный антибиотик сумамед словенской компании PLIVA. Производителю пришлось возвращать на свой завод в Словению всю поступившую к нам партию сумамеда, наклеивать на упаковки специальные марки и ввозить лекарство снова. Но и это не помогло: появились поддельные марки. В конце концов PLIVA снабдила аптеки аппаратами, позволяющими вычислять поддельные марки, и псевдосумамед исчез с рынка. Но такое решение годится только для дорогих препаратов, которые не продаются на каждом углу.

Новости СМИ2

Екатерина Рощина

Котам — подвалы

Никита Миронов  

Хамское отношение к врачам — симптом нездоровья общества

Ирина Алкснис

Мы восхищаемся заграницей все меньше

Сергей Лесков

Нобелевка, понятная каждому

Георгий Бовт

Сталин, Жданов, Берия и «Яндекс»

Оксана Крученко

А караван идет…

Ольга Кузьмина  

Без запуска социального лифта нам не обойтись

Александр Никонов

Чему нам действительно нужно учиться у Запада