Кто тут главный? Сантехник Коля!
Никита Миронов

Кто тут главный? Сантехник Коля!

Общество
Мы стоим в подвале дома и пытаемся понять, почему в моей квартире батареи — чуть теплые.

— Видишь трубу? По ней теплоноситель поступает в подвал, потом идет по стояку в батарею, которая в твоей спальне, но по дороге успевает остыть... — слесарь Николай, здоровенный средних лет дядька, читает мне настоящую лекцию. Коля квалифицированно, без мата жонглирует терминами — сопло, подмотка, обратка. Я еще в детстве привык, что слесарь всегда пьян или с бодуна, порос щетиной и жутко пахнет. А Николай — в чистой спецовке, побрит, да еще источает запах автошейва.

— Весь дом на мне держится, с 1986 года на этом участке работаю, — гордо говорит Николай. — На этих, — он кивает в сторону двух азиатов-напарников, — надежды никакой. Они из аула. Ни хрена не умеют, всему учить приходится.

Коля — коренной москвич и слесарь с 22 лет, как из армии вернулся. Не пьет. На работу приезжает на машине.

Кстати, отопление мне он починил и пятисотку, как это часто бывает, требовать не стал.

Вы скажете — нетипичный какой-то слесарь. Мы привыкли, что рабочий класс в Москве — это либо мигранты, либо прямые потомки какойнибудь курской или тверской лимиты, пьющие и необразованные. А вот и нет. Парень, который выкладывал мне в ванной плитку, рассказывал о своих впечатлениях об Италии. Мы даже заспорили о Венеции — хорошо ли, что весь город — сплошная пешеходная зона.

Рабочий класс в Москве набирает силу. Город постепенно отказывается от мигрантов, поэтому сейчас для россиян доступны более девяноста тысяч вакансий. Около 105 тысяч человек сегодня учатся в техникумах и колледжах города, число студентов растет на 5–7 процентов в год. Другая интересная тенденция: более четверти студентов сейчас — взрослые люди, которые повышают квалификацию, а то и вовсе получают новую рабочую профессию. Среди учащихся есть даже люди с высшим образованием, которые поняли, что работать руками у них получается лучше. Кстати, сразу после обучения почти 70 процентов выпускников в первую же неделю получают работу.

Если подумать — ничего удивительного. Есть базис и есть надстройка.

В 1990-е годы в Москве разрослась надстройка: юристы, экономисты, финансовые аналитики и портфельные инвесторы расплодились, как грибы в августе под Звенигородом. Неудивительно: предприятия в Москве позакрывались, цеха превратились в склады и гипермаркеты, столица стала городом чиновников и менеджеров. Но в последние годы промышленность как-то взбодрилась. Там «Рено» собирают, там нефть перерабатывают, там пищевое производство открыли. И если низкоквалифицированных рабочих полно — половина Средней Азии к нам стремится, то квалифицированные кадры — как колодцы в пустыне. Их мало, их все ищут.

Очень скоро в Новой Москве развернется огромная стройка: туда потянут метро, будут расширять дороги, возводить офисы и жилье. Спрос на рабочих снова вырастет.      

Мнение автора колонки может не совпадать с мнением редакции

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Google newsGoogle newsGoogle news