Между струйками
/ Фото: «Вечерняя Москва»

Между струйками

Общество
Человек видит то, что хочет видеть. Чувствует – что хочет почувствовать. Вот, «задождило» – на всю страну. Можно накрыться зонтом.

А можно раздувать чужую глупость до размеров идеологической диверсии, промокать под дождем до нитки и наслаждаться хлюпаньем.

Страна наша – странная. Много – известно и очевидно: из века в век – ворую-ть; что местами с дорогами стало лучше – в удивление. Как была, так и осталась странной и противоречивой, с таким сотканным из противоречий менталитетом.

И тогда, семьдесят лет назад, в Ленинграде, она была такой. Ведь рядом с героями были и нелюди, продававшие еду из-под полы и сколотившие на этом состояния. Тоже факт. Из прошлого.

И сейчас таких полно. В Японии после Фукусимы не было мародерства. У нас – было бы. Но было и другое. Хабаровск. И люди, те самые, что без нацидеи, – слали туда деньги и вещи. Без принуждения. Менталитет?!

Мы сейчас проиграли бы Ленинград? Не исключено. Но не будем забывать главного: это в другой стране Ленинград не сдали. Зачем объединять в единый исторический отрезок то, что не объединяемо по определению? И пытаться сравнивать?

Но глобальные выводы делать рано. Потому что в стране, где только «ворують» и нет самоидентификации человека как гражданина никто не посылал бы в Хабаровск деньги. А их туда – посылали.

Мы сами себя не знаем. Но зато смотрим и констатируем: все – плохо. Кончилась Родина. В армию пацанов не загонишь, спасение – только за границей. А может, поговорить с возвращенцами? Их больше стало – по статистике. Вот, племянница не смогла жить в Лондоне. Несмотря на работу, оклад и блестящий английский. Не с кем говорить и не о чем. Непривычно холодно ночами – экономят энергию. Близости нет. Душевности. Кухонных посиделок. Дури – нашей. И нашей же бесконечной теплоты. Которая все равно остается.

Хотя – да, все улыбаются. Как дела? О кей. Вери гуд! Им не понять нас. Нам – их. Там хорошо? Возможно. Но там – свое. Нацидея там есть – и есть чистильшик Брейвик. И подростки, решая гормональные проблемы, палят в одноклассников и учителей.

Да, у нас нацидеи нет. Но откуда ей взяться в стране, которая недавно была разрушена до основания? А до нее, другая Россия, - тоже до основания. Мы же только из уважения к памяти исчисляем историю современной России веками. В то время как она описывается только двумя десятками лет с небольшим.

Это мы, поколение 40 +, оттуда. Где были пионеры. Где шли в армию. И пусть Сталинград и Ленинград были до нас, мы идейно – в той эпохе. А наши дети – из эпохи другой. Из другой страны! Из той, которую мы клеймим, воспитывая в детях пренебрежение к родине чуть ли не от рождения. Мы, ругающие взяточников, но пропихивающие ребенка по блату в институт. Мы, возмущенные низким уровнем водительской культуры, но предпочитающие сдать экзамен за денежку. Презирающие «отечественного производителя». Констатирующие, что детей не загонишь в армию, но ищущие связей в военкоматах и собирающие справки о плохом здоровье и негодности сына к армии чуть ли не с его рождения.

Дети не рождаются с набором мещанских штампов типа «бери от жизни все» или «моя хата с краю». И мы – отрыжка эпохи, которую ныне готовы идеализировать, не признаем очевидного: нет той страны, новая – пока не «наросла», но мы учим детей тому, что она – плохая и странная, а потом удивляемся отсутствию патриотизма.
Многим из тех, кому пока нет сорока, трудно понять, отчего такой шум пошел из-за «дождя». Они чувствуют «дождливую неправоту», но не могут понять, отчего так кипим мы.

Они – из другой страны, которая лишь пытается стать страной. Которая способна отзываться на чужую боль и умудрилась сохранить жизнеспособность генофонда.
В этом году ей с натяжкой – 24 года. Помнится, некоторые, по легендам, столько на печи пролеживали. А потом вставали и обретали нечто смутно похожее на нацидею.

Нуждой подпирало потому что.

Мнение автора колонки может не совпадать с мнением редакции

ЕСТЬ МНЕНИЕ

Не все ржавеет под "Дождем"

Колонка обозревателя Александра Хохлова

В России вновь идет переоценка ценностей. На западе от нас – устоявшийся порядок, переходящий в тлен и старческий маразм. На востоке – бурлят юношеские гормоны, взрывающиеся прыщами терроризма.

А мы думаем, как жить дальше. Значит, мы уже взрослая, дееспособная цивилизация и наступает наше время.

Глупости, смороженные на «Дожде» и на сайте ВГТРК, - это просто тесты на самосознание народа. Сдала их страна успешно. Ведь не начальники шум подняли и не депутаты. Просто люди возмутились, просто мы. Расстреливать никто никого не собирается (и уволили кого-то скопом – не от большого ума), но стало понятно: вот так с нами не надо (далее).

Попавший "Дождь"

Колонка обозревателя Леры Бокашевой

Скандал с каналом "Дождь" набирает обороты. Правомерно ли закрытие канала, на котором настаивают депутаты? Я считаю - вопрос о том, нужно ли было сдать Ленинград, чтобы сберечь тысячи жизней, - это закономерное порождение современной жизни.

Да, плохо, некорректно. Непорядочно по отношению к нашим предкам. Опрос был удален. Журналисты принесли извинение. По мне, так на этом и надо закрыть тему. Или, может, поставить вопрос по-другому. Кто из современной молодежи способен на подвиг во имя отечества? В армию-то не загонишь (далее). 

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Google newsGoogle newsGoogle news