Главное
Карта городских событий
Смотреть карту

Зубы дракона прорастают в головах

Общество
Зубы дракона прорастают в головах
Фото: «Вечерняя Москва»
Четверть века назад пала Берлинская стена. Она была возведена буквально за пару дней в августе 1961 года после того, как всего лишь за год в Западную Германию убежали более 200 тысяч граждан только что провозглашенной ГДР.

Впоследствии колючая проволока превратилась в солидную фортификацию длиной более 150 км, из которых более 100 км – это бетонная стена (более 40 км ее раскололи Берлин, в том числе его систему метро). Собственно, функционально стена служила главной цели – чтоб не бежали на Запад. Сегодня в Берлине есть музей, где выставлены многочисленные экспонаты механизмов и устройств, с помощью которых граждане Германской Демократической Республики пытались вырваться на свободу. Начиная от чемоданов, куда надо было втиснуться взрослому человеку, и кончая воздушными шарами. Десятки человек были убиты при попытке преодолеть стену. Собственно, именно за это потом судили бывшего лидера ГДР Эриха Хоннекера.

Стена прошла через весь соцлагерь: более-менее свободный выезд из страны был лишь в Югославии, гражданам которой даже разрешалось уезжать на заработки, скажем, в ФРГ. В СССР тоже была возведена своя «стена» - в виде выездных виз и выездных комиссий. Возможность побывать даже в соцстранах была лишь у самого незначительного меньшинства наших соотечественников, а уж разрешение на выезд на Запад получали лишь самые «морально устойчивые» и «политически грамотные». Разрешение, по сути, выдавалось персонально КГБ СССР.

Рухнула Берлинская стена почти так же стремительно, как и возводилась. Сначала границы с Австрией в октябре 1989 года открыла Венгрия. Восточные немцы валом повали туда на своих жалких «трабантах» в поисках «дырочку в свободный мир». Уходит в отставку Хоннекер. Свободы передвижения он не перенес. Новый правитель (всего на несколько недель) Эгон Кренц объявляет о либерализации выезда и упрощении пограничных процедур. Но все коммунистические вожди в то время отличались одним свойством: они все делали слишком поздно и слишком непоследовательно. Стена была физически пробита в районе Бранденбургских ворот в ночь на 9 ноября 1989 года. Немцы обнимались со слезами радости на глазах.

Мало кто тогда ожидал столь быстрого развала соцлагеря и тем более воссоединения Германии. Помню, именно в те дни один мой знакомый как раз защищал кандидатскую диссертацию, где убедительно доказывал, что быстрого объединения ФРГ и ГДР не будет, ибо такое невозможно. И ведь защитился! Успел.

Тогда по всей Европе царила обстановка эйфории. Холодная война закончилась, мы теперь все будем если не братьями, то друзьями. Группа «Пинк Флойд» приехала в Москву, и это стало тем моментом, когда «еще один кирпич в стене» из нее выпал. Как оказалось, стена если и была разрушена, то не сгинула из нашей жизни. Она, словно зубы дракона, теперь прорастает все в новых и новых местах. Вот уже строится стена на границе Украины и России. Мог ли кто такое представить в 1989 году?

Сейчас на празднование юбилея падения Берлинской стены из знаковых людей в России поехал разве что отец перестройки и объединения Германии Михаил Горбачев. А официальная Москва теперь оказалась словно снова по ту сторону занавеса. Он не железный теперь, но он еще прочнее и выше.

Самыми непробиваемыми стенами оказались не те, что тянутся бетонной гусеницей по земле, а те, что в головах. Когда люди, даже зная, имея возможность сейчас найти любую информацию, сопоставить любые точки зрения, не воспринимают такие знания, иные взгляды, не хотят видеть то, что не укладывается в комфортную им схему мышления и восприятия мира.

Сегодня такие стены разделяют нас сильнее, чем прежде. Чем даже в годы холодной войны. Украина – лишь повод, тут можно согласиться с нынешними российским руководителями. Горы стереотипов, предубеждений, двойных и тройных стандартов убили сегодня последние иллюзии, кажется, что Россия в обозримом будущем может стать частью той Европы, какой ее видят в Брюсселе, Париже, Лондоне и, да, в Вашингтоне. В ответ на разрушение стены из-за нее на нас двинулось НАТО. Это не против вас, успокаивали нас те, кто до этого убеждал, что оно не двинется вовсе. А против кого же? Игра в перетягивание каната на Украине – это тоже «не против вас». Но сегодня в России гораздо меньше людей, которые в это верят, чем тех, кто в 90-е питал надежды (оказавшиеся иллюзиями), что мы станем частью того общеевропейского дома, который прежде разделяла стена. И которая его и сейчас разделяет. В головах. И хотя она прочнее, выше и кажется непреодолимой, это не значит, что надо оставить попытки разрушить и ее тоже.

И она будет разрушена.

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Подкасты