Рабы привычки
Ольга Кузьмина / Фото: IVANDIKOV IGOR

Рабы привычки

Общество
Когда наша соседка тетя Тая много лет назад впервые осталась вместе с мужем зимовать на даче, она первым делом заставила мужа сколотить простенькую кормушку. Скромную, с ладошку величиной. Сначала птицы в нее, правда, не прилетали, и Тая страшно расстраивалась, потому что женщина она необыкновенной доброты, а животных любит разве что не больше людей, ибо последние гадости делают, а животные – никогда.

Первыми все же прилетели в тетьтаину кормушку зеленушки. Очаровательные, суетливые, вполне себе милые. Потом появились свиристели – с взлохмаченными головами, немного безумного вида, но компанейские. Их попытались затереть наглые, горластые вездесущие воробьи, но их самих быстро потеснили милые, но туго знающие свое дело синички, а затем – пузатые, как новогодние шарики, снегири. Вскоре кормушка была расширена.

Первое время возле кормушки птицы тусили по варианту «каждой твари по паре», через год-другой начали появляться уже не парочками-троечками, а несколькими крупными кланами. Кусты, обвешанные объевшимися до одури птицами, точно новогодними игрушками, клонились к земле. После зимы с участка мы начали выметать по ведру шелухи от специально купленных для птиц семечек.

Шли годы, тетя Тая покупала уже не по килограмму, а по двадцать-тридцать кило семечек на сезон. В этом году уровень достиг максимума – ее дети, матерясь и чертыхаясь, но поддерживая заботу матери о братьях наших пернатых, привезли аж пятьдесят кило закуси! Зимовье началось с птичьего пира в новой двухэтажной кормущище.

Оказавшись на даче, ранним утром, отправилась подкормить птичек и я. Сыпанула пшена. Жирный снегирь спикировал в кормушку, едва не проломив ее, грузно уселся на жердочку и, едва отведав угощения, брезгливо удалился на ближайшую яблоню, чирикнув про меня что-то явно обидное и злое.

- Ты чего милый, оборзел?! – ахнула я, потеряв дар речи от возмущения.

Снегирь не ответил, но тут прилетела компания зеленушек. Пшено им тоже не показалось; облепив кусты ирги, они призывно смотрели в сторону дома соседки и демонстрировали мне полное презрение. Показавшиеся вскоре свиристели не стали себя унижать снятием проб, оценив крупу со стороны. Они сели на яблоню, переговариваясь, как домохозяйки в очереди за бананами году эдак в 80-м: «Я первая, ясно?» «Да вас тут вообще не стояло!»

- А не вы ли ели это раньше, как миленькие? – почти плакала я от злости. – Да лучше бы я из этого килограмма каши сварила!

Что не так было с моим пшеном? Загадка отгадалась вскоре – стоило на крыльце дома появиться Тае.  

- Да ты что, - грустно объяснила мне она. – Ну, какое пшено. Это раньше они всему радовались, даже старой крупе! А сейчас… Им и семечки-то годны – и то не всякие. А какие посуше, чтобы до хруста сухие желательно! А не дашь вовремя – только что носами стекло не разбивают. Прямо скандал устраивают – давай, мол, еды, дура-баба!

- Зато у нас, наверное, будет меньше всякой нечисти в саду, - вяло предположила я, оплакивая нетронутое пшено, бодро заносимое снегом.

- Что-то по последним годам я не сказала бы, чтобы они меня так благодарили, - вздохнула соседка. – Они, знаешь, ровно как люди – ну до того, оказываются, халяву любят, спасу нет.

- А ведь раньше шишки всякие грызли зимой! – злилась я. – И вон, короедов всяких, жуков-типографов. А теперь что?

-Да я тебя умоляю. Они в лес вообще носа не кажут. У Аллочки, за забором, ночуют. А тут едят. И все. Ну что сказать, сама развратила…

Бодрое яковлевское «Покормите птиц зимой!» пришло на ум, но мигом исчезло куда-то. Жирный снегирь  смотрел на меня с вызовом и чуть, мне показалось, насмешливо.

… А потом я пообещала отвезли соседку на рынок. Прямо завтра. Поплакав над тем, как неблагодарны оказались пернатые существа, Тая уверяет, что надо докупить семечек - они в этом сезоне кончаются на диво быстро. Еще немного – и кончатся совсем. А прикормленные ей рабы привычки есть на халяву, этого могут не простить.

Поедем, купим. Засыпем кормушку. Уже без толики надежды, что разожравшиеся халявщики съедят по весне хоть одну гусеницу…

Мнение автора колонки может не совпадать с точкой зрения редакции "Вечерней Москвы"

ЧИТАЙТЕ ЕЩЕ ОДНУ КОЛОНКУ АВТОРА

Через призму революции

Первое и основное: конечно, тренд нашего ТВ — дети. Ставка делается на них — ввиду выгодности и умилительности любого проекта с их участием. Вот уже и НТВ, очевидно, впечатленный успехом «детских» проектов Первого канала и «России 1», объявил о том, что в начале 2017 года будет запущено детское шоу. Не удивлюсь, если и на паре других каналов детей в кадре станет больше — рейтинговое это дело. (далее..)

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Google newsGoogle newsGoogle news