Гробик для куколки Маши

Общество
- Какая гадость! Что это вообще такое? - с отвращением сказала пожилая женщина-покупательница в магазине игрушек. В руках она держала плюшевого Спанч-Боба, приветливо улыбающегося двумя передними зубами. Хорошо, что она не увидела сидящего во втором ряду Сквидворда - серо-зеленого печального упыря с носом-соплей. Это было лет десять назад; персонажей популярного мультфильма лично я знала и даже где-то любила - потому что их любили мои дети. К тому же, у нас дома жили покемоны (тогда еще не виртуальные, а плюшевые). Короче, я была человеком, морально подготовленным к новым игрушечным реалиям.

Но сейчас, конечно, милый Спанч и Патрик кажутся просто младшими братиками Чебурашки. Ибо появилось новое поколение игрушек - куда более зловещее... Моя маленькая соседка Настя утром едет вместе со мной в лифте; детская ручка в варежке сжимает сине-зеленую куклу в шрамах. Это - кукла-монстр, но зовут ее вполне симпатичным именем Маша. В сумке (ее уже несет мама Насти) Машино приданое, богатое по нынешним временам. Помимо платьица и кукольной посудки - гробик. Да, ведь Маша - не обычная какая-нибудь Барби, которая могла бы ограничиться каретой, зеркальцем и глупым Кеном. Спит Маша исключительно в гробике. Ни Настя, ни ее подружки не испытывают никакого страха от этой странной кукольной привычки. Просто принимают мир таким, каким он есть. Монстр должен спать в гробу...

Есть чудовищные куклы Братц, губастые и какие-то непристойные. Есть всевозможные киборги-убийцы. Есть игрушечная кошка, которую переехала машина. Ею тоже, оказывается, можно играть... Есть "раненый" плюшевый мишка, - один глаз отсутствует, собственно, как и половина медвежьей головы. Есть омерзительный беременный пупс, живот которого открывается, а там... правильно, другой беременный пупс, поменьше. Можно приобрести для любимого чада пластмассовую какашку, - а что, подарок, который хорошо отнести в школу или детский сад. Подложить там воспитателю в сумку. Есть детское седло, - картинка показывает, как им можно чудесно играть: надеть на папу, стоящего на четвереньках, и пуститься галопом... Ну просто Д'Артаньян какой-то вырастет из такого ребенка!

Психологи утверждают, что дети часто играют со "страшными" игрушками. Таким образом они "прорабатывают" свои детские страхи, изживают их. Но страх страху рознь. Одно дело - любить старенького страшненького мишку с глазами-пуговицами. И совсем другое дело - класть куклу спать в гробик.

Во время игры ребенок "проигрывает" взрослую жизнь. Ставит уколы "больному" зайчику, играет в "школу" или примеряет на себя роль мамы - кормит с ложечки куклу. А когда играешь в смерть - какой сценарий проигрываешь?

Гробик для куколки МашиЕкатерина Рощина

Производители игрушек вышибают из детей и их несчастных родителей все новые и новые эмоции, придумывая все более изощренные мерзости. Можно, конечно, сказать: родители сами должны думать, что купить своему чаду. Купил "седло для папы" - будь добр сынулю катать! Но родители, в принципе, такие же жертвы ассортимента. К тому же, как быть, если у всех модных девочек уже есть большая кукольная голова, модель для совершенствования парикмахерских талантов, а у твоей дочи нет? Я видела такие головы, - они выглядят чудовищно, как реквизит для фильма "Голова профессора Доуэля". Девчонки-будущие парикмахеры носят такую голову за волосы. Так удобнее нести.

Что же делать? Кто-то должен остановить поток этого креативного игрушечного безумия? Наверное, обязательная сертификация детских игрушек должна помочь. Если какие-то взрослые с больной, извращенной психикой и сумеречным сознанием создают такие вот дикие игрушки, то остановить их можно только на законодательном уровне. Просто - не допускать к продаже сомнительные товары. Пусть сами играют в эти вот гробики.

Мнение автора колонки может не совпадать с точкой зрения редакции "Вечерней Москвы"

ДРУГОЕ МНЕНИЕ

Играй, кому говорят!

Колонка обозревателя "ВМ" Екатерины Головиной

Психологическая экспертиза игрушек была признана делом трудоемким, дорогим и коррупционным. Жаль только, что про четвертого кита, на котором уютно примостилась эта проверочная индустрия, никто не упомянул. Речь о методе, с помощью которой мозговеды выносили свой вердикт. (далее..)

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Google newsGoogle newsGoogle news