Если мы войну забудем…
Екатерина Головина / Фото: ИЗ ЛИЧНОГО АРХИВА

Если мы войну забудем…

Общество
Главный раввин Москвы Пинхас Гольдшмидт заявил, что в российскую школьную программу необходимо включить тему Холокоста, а также организовывать учащимся выезды в бывшие концлагеря. «Прошло 72 года с момента завершения Холокоста. Постепенно Холокост станет для молодежи частью истории, как Тридцатилетняя война, война с Наполеоном и так далее. Поэтому сегодня намного сложнее передать молодому поколению необходимость понять, что тогда случилось, почему это случилось и, очень важно, что сделать, чтобы этого не случилось еще раз», - сказал он.

Оставим за кадром, на какие средства отечественное образование сможет устраивать детям поездки в Освенцим или Дахау. Вскользь напомним о том, что в войне мы победили только потому, что встали против фашизма единой нацией. Ну кто тогда - в окопах Сталинграда или танковом грохоте Курской дуги – думал о том, с представителем какого народа сражается плечом к плечу? Все были едины. И потому непобедимы. А адский, кромешный ужас концлагерей? Его сполна хлебнули все: русские, белорусы, украинцы, цыгане, евреи… Все, кого извращенный нацистский мозг определил в разряд недочеловеков. Мы заплатили страшную цену за ту Победу. И помним, какой кровью, каким жертвами она нам досталась.

Пока еще помним. Поколение победителей не бессмертно, они уходят, и то, чем была Великая Отечественная для наших дедов и отцов, для их правнуков уже может стать лишь сухим параграфом учебника. Тем более, что параграфов этих с каждым годом все меньше. Вдумайтесь: на изучение этой войны нынешним школьникам отводится 5 учебных часов в 9 классе. Для сравнения: их учителя, будучи советскими школьниками, тратили на это практически всю третью, самую длинную, зимнюю четверть. Мы возмущаемся невежеству подростков, путающих Кутузова с Жуковым, а Конева с Котовским, мы негодуем, когда слышим от них, что быть нациком – это круто, нас шокируют задорные селфи на военных мемориалах, но их ли в том вина? Ведь это мы – не рассказали, не объяснили, не донесли, не впечатали намертво в ДНК.

Да, мы включаем парад Победы 9 мая, завязываем Георгиевские ленточки на сумках, шагаем Бессмертным полком по Тверской. Но это бывает раз в году, это праздник, это радость и – чего греха таить – уже не со слезами на глазах. Мы все реже смотрим старые фильмы о войне, снятые и сыгранные теми, кто хлебнул ее полной мерой (нынешние, новодельные, с отутюженными гимнастерками и аккуратно выложенными локонами, хоть убей, отдают гламуром и лубком). Мы все меньше говорим об ужасах оккупации и аде концлагерей. В нашей войне все больше бронзы и литавров и все меньше – окопной правды. И дети – существа, как известно, сверхчуткие – это ловят.

Мудрый московский раввин прав. Может случиться, что не это, так следующее поколение подростков будет воспринимать военную тему уже совсем иначе. Например, в стиле модного нынче позитивного мышления: «Что было – то было, понять и простить». Как сделать так, чтобы этого не произошло? Не знаю. Но что-то делать надо, без сомненья. «Если мы войну забудем, вновь придет война», - написал когда-то поэт. И тоже, без сомненья, был прав.

Мнение автора колонки может не совпадать с точкой зрения редакции "Вечерней Москвы"

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Google newsGoogle newsGoogle news