Театр берет верх над кино
Анна Бояринова

Театр берет верх над кино

Культура
На днях художественный руководитель театра «Модерн» Юрий Грымов высказал мнение, что «кинематограф сделал все возможное, чтобы испугать думающего зрителя». «А эти люди никуда не делись», - уверен он.

И вправду, последние пару лет в Москве можно наблюдать, как активность ценителей разного рода художественных ценностей (от музейных выставок до театров и уличных представлений) непрестанно возрастает. Если обыватели в защиту этого факта апеллируют к ставшим уже традиционным многометровым очередям на выставку шедевров в Третьяковку, то специалисты, конечно, к статистике. А она, увы, не комплиментарна к кино. В феврале ВЦИОМ в исследовании «Культурный фронт: запросы и возможности» опубликовал любопытные цифры, согласно которым в кино если и ходят чаще, чем в театр (45 процентов против 21-го), то удовлетворение от увиденного получают реже. Так, только 39 процентам из ходоков в кино просмотренный фильм показался интересным, а вот спектакль понравился 41 проценту из числа посетивших театр.

И это уже не шутки. Громкая премьера минувшего декабря фильм-фэнтези «Дед Мороз. Битва магов» при бюджете в 180 миллионов рублей, данных государством на безвозвратной основе, собрала только 126 миллионов. Да что там: «Почти все фильмы, выпущенные в нашей стране в 2016 году, включая картины, на которые выделялись государственные деньги, не окупили расходов на свое производство», - заявила глава «Роскино» Екатерина Мцитуридзе.

И среди них не только фэнтези. Есть триллер «Дама пик», который при бюджете 210 миллионов рублей собрал в прокате всего 30 миллионов. Есть фильм ужасов «Диггеры»: при бюджете в 52 миллиона рублей он собрал 37 миллионов. В этом скорбном списке можно найти детские мультипликационные фильмы («Снежная королева 3. Огонь и лед»: бюджет – 975 миллионов рублей, сборы – 30 миллионов). Словом – это картины о чем угодно, только не о реальной жизни, не о нашем времени. А времена, как завещано в ленте «Москва слезам не верит», всегда одинаковые. И если в советские годы осмыслять современность помогали полные подтекстов и мастерства кинокомедии Рязанова, Гайдая или Данелии, да тот же театр на Таганке, то сегодня почву для размышлений предлагают только театры.

Поэтому-то среди москвичей сохраняется спрос на такие спорные сцены как «Гоголь-центр». При всей эпатажности и провокационности, граничащей порой с обесцениванием классики, спектакли здесь словно вступают в полемику с нашими днями, предлагают пусть критический, но взгляд все-таки на современность. Предлагают подумать. Снять сегодня в такой манере кино было бы дерзостью, а сделать это изощренно и сатирично, как умел Эльдар Рязанов, у нынешних кинематографистов не выходит. Но запрос на размышление есть, и его удовлетворяет театр.

А еще добрым плодом воцарившегося сюрреализма в кино стал рост популярности спектаклей на академических сценах. Театр имени Евгения Вахтангова, где Островского, Чехова, Достоевского, Лермонтова, Пушкина, Бомарше, Мольера ставят с преображающей зрителя художественной деликатностью, признан в прошлом году самым успешным в Москве. Билеты сюда раскупают за месяцы до спектаклей, на каждом показе – стопроцентный аншлаг. Чувство прекрасного у человека ведь не подвластно времени. «Зритель должен отдыхать и расслабляться в театре, – уверен его худрук Римас Туминас. – Но не через развлечение. А через наше с ним общение…»

Вот и получается, что кино стало местом, где можно унестись в иные миры под хруст поп-корна, а театр – где можно почувствовать дух времени и тоже, конечно, пожевать (куда без этого в обществе потребления), но в антракте.

Мнение автора колонки может не совпадать с точкой зрения редакции «Вечерней Москвы»

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Google newsGoogle newsGoogle news