Доктор Лиза. Если бы не...
Ольга Кузьмина / Фото: IVANDIKOV IGOR

Доктор Лиза. Если бы не...

Общество
У оборота «если бы не» два вкуса — горький, когда речь идет о печально-несбывшемся, и сладкий — когда все произошло, может, и случайно, но все же к лучшему.

Таких — и горьких, и сладких — «если бы не» в жизни доктора Лизы, Елизаветы Глинки, было много. 20 февраля ей исполнилось бы 55 лет. Если бы не...

Если бы не трагедия, случившаяся 25 декабря прошлого года, унесшая так много жизней. В том числе и ее жизнь.

Какой был бы красивый праздник... Море цветов. Подарки, речи, тосты. Точно пошутили бы про жизнь на две пятерки. Хотя почему пошутили? Да она такой и была...

За Лизиной спиной много шипели, это правда. Сплетничали, перешептывались. Помните, как говорил герой книги «Вся королевская рать»: «Всегда что-то есть». Вот это «чтото» искали и про Лизу. Ну не может же быть идеала без пятнышка, давайте найдем! А не найдем, так посадим!

И наливное яблочко бывает с червоточиной, давайте осмотрим его со всех сторон! Давайте откопаем, даже то, чего не было, все поймем, уличим кумира в чем-то нехорошем, пустим трещинки по идеальной поверхности фасада... Искали, прямо-таки рыли землю носом! Правда, итоги поиска были малоубедительны и тени на имя не бросили.

Я вот все думаю — а зачем искали? Почему биографию любимицы тысяч людей изучали с рвением, достойным другого применения? Наверное, потому, что доктор Лиза была на виду. Потому что была известна, любима. И потому что пока за околицей раздавался лай, она вела свой караван туда, куда считала нужным: кормила бомжей, возила «гуманитарку » в Сирию и на Донбасс, силилась помогать детям...

Первый день рождения после гибели. С горечью понимаешь, что Лиза Глинка не могла не думать об этом дне: наверняка строила какие-то планы, ведь поздравить ее с юбилеем захотели бы сотни, если не тысячи, человек. Может быть, думала, что надеть. Проклятое «если бы не...» Он наступил, и будет наступать каждый год, этот день на исходе февраля. Когда-то — придет с метелью, когда-то — с обманчивой весенней капелью. И навсегда останется ее днем рождения — для тех, кому за свою короткую и так чудовищно оборвавшуюся жизнь доктор Лиза успела помочь.

Оговорка «если бы не...» мешает ему быть радостным. Но что остается после ухода человека? Свет. Или его отсутствие. Сегодня светло. И многие зажгут свечу — в память. Без всяких «если бы».

Мнение автора колонки может не совпадать с точкой зрения редакции «Вечерней Москвы»     

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Google newsGoogle newsGoogle news