Легенда дома номер семнадцать

Легенда дома номер семнадцать

Общество
Сетевое сообщество возбудилось: возникла идея восстановить фигуру балерины, что стояла когда-то на Тверской, на ротонде дома номер 17, за что наш острый на язык народ прозвал здание «Домом под юбкой».

Ротонда, на которой стояла барышня, вознося к небесам серп и молот, украшает дом и сейчас. Кстати, по легенде, когда-то давно на дом за Залом Чайковского хотели водрузить фигуру Мейерхольда. Если бы это произошло, фигуры чудесно коррелировали бы друг с другом.

И народ их обязательно бы «поженил»! Пока никаких решений по поводу восстановления фигуры нет, но меня, например, идея радует. Да и вообще многое из происходящего, включая реставрацию домов в центре, кажется каким-то пробуждением от тяжелого сна.

Мне нравится, что интерес к истории города и его архитектуре приобретает черты общественного явления.

И все эти пешие экскурсии, москвоведение — это ведь норма, а не исключение, и слава богу, что этого стало много. Что же касается истории с балериной, то тут вообще кроется масса знакового и символичного.

Во-первых, это возвращение к тому, что было задумано изначально, то есть как бы восстановление исторической справедливости. Барышня была убрана с ротонды не почему-то там, а по банальной причине — она принялась разрушаться. Реставрацию сочли сложной, вот и пошли по пути наименьшего сопротивления. Кстати, ровно 60 лет назад, в 1958-м.

Во-вторых, лично для меня, например, подобный шаг — дань памяти изумительному скульптору. Георгий Мотовилов, ваятель барышни, был москвичом, в Москве же и похоронен, стал основателем скульпторской династии. Кстати, не знаю, отчего так, но наших скульпторов мы в целом знаем еще хуже, чем художников, а то и не знаем вовсе. Это необъяснимо. Да, у нас не было Родена, но были, скажем, Коненков и Мотовилов, чьи работы можно рассматривать ничуть не меньше, чем «Мыслителя». Мотовиловский «Металлург» когда-то просто «порвал», как сказали бы сейчас, Парижскую выставку, его памятники Толстому в Москве и Чехову в Ялте — просто шедевры. Да и мимо ряда других его работ мы проходим если не ежедневно, но часто: за красоту станций метро «Новокузнецкая», «Смоленская», «Комсомольская» и «Электрозаводская» «отвечал» тоже он.

Вы замечали там барельефы дивной красоты? Или бежали мимо и было недосуг? Ну так остановитесь при случае — все это «мотовиловское»! Ну, а в-третьих, фигуру балерины, как говорят, «лепили» с великой Ольги Лепешинской. Чья судьба — абсолютное отражение противоречий сталинского времени в сконцентрированном виде. Прима-балерина Большого театра, любимица Иосифа Сталина, четырежды лауреат Сталинской премии (эти четыре награды она обязательно надевала на парадный пиджак на приемах, другие же просто не умещались, слишком их было много), Лепешинская в 1930-е потеряла часть семьи в лагерях, в 1950-е пережила арест второго мужа и личный допрос Берии. Чем не символ эпохи? Не знаю, чем дело с балериной кончится, но почему-то хочется увидеть ее на историческом месте. Это как... Как возвращение домой. Вспоминая, мы туда возвращаемся.

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Google newsYandex newsYandex dzen