Сигнал тревоги на дороге
/ Фото: rg.ru

Сигнал тревоги на дороге

Транспорт
Иногда мне приходится проезжать по Рублево-Успенскому шоссе. Это самая красивая дорога Подмосковья, и она же — самая отвратительная из всех существующих на земле. Потому что любой обычный гражданин, оказавшийся волею обстоятельств водителем или пассажиром на этой трассе, чувствует себя человеком второго сорта.

Причем неважно, в какой машине он при этом находится — в задрипанном «жигуленке» или в навороченном «Майбахе».

Типичная для Рублевки ситуация. Понедельник. Раннее утро. Пробка на перекрестке в районе Барвихи.

Затор не потому, что авария или плохая погода. Просто инспектор каждую минуту перекрывает движение, чтобы пропустить господ с мигалками. Однажды я пытался этих счастливцев сосчитать, однако спустя полчаса сбился на третьем десятке. Мчатся по встречной полосе, словно на войну. С кряканьем, сиренами, а многие еще и в сопровождении машин ДПС. Однако нет ни пожара, ни землетрясения.

Вообще-то, писать про мигалки — это то же самое, что рассказывать окружающим, будто наша земля — шар.

Борьба с проблесковыми маячками на вельможных авто продолжается ровно два десятилетия. И при этом — вот ведь поразительный для науки феномен — каждый новый этап противостояния лишь умножает число машин со спецсигналами.

Пару лет назад, в самый разгар очередной кампании против мигалок, один мой знакомый, руководивший тогда второстепенным и абсолютно мирным федеральным ведомством, приехал в гости, ослепив окрестности синим мигающим светом. Я оторопел: «У тебя же раньше мигалки не было?» Он застенчиво улыбнулся: «Теперь дали. Сказали, по статусу положено».

Это какой такой статус? Привилегии для чиновников на дорогах — прямое нарушение конституции. Тот самый случай, когда эти привилегии не диктуются ничем другим, кроме унизительного деления граждан на холопов и вельмож.

Никто не против спецсигналов на машинах оперативных служб и каретах «скорой помощи». Москва смиренно стоит в пробках, дожидаясь, пока промчатся кортежи двух первых лиц державы. Мы готовы терпеть неудобства, связанные с присутствием в городе высоких иностранных гостей. Но ни в одном государстве мира по встречной полосе не носятся министры образования и культуры, главные статистики, руководители олимпийских комитетов, банкиры, депутаты и режиссеры. Я уже не говорю про бандитов, которые у нас тоже были не раз замечены с наличием у них спецсигналов или блатных номеров.

Борьба с коррупцией буксует только потому, что она никогда не начиналась. Понимая это, мы снисходительно относимся к любым обещаниям властей искоренить мздоимство и казнокрадство. Но ведь приступать к этому мучительному процессу все равно когда-нибудь придется.

Тот день, когда, опаздывая на работу, я считал на перекрестке в Барвихе черные машины со спецсигналами, кончился очень символично для данной ситуации.

Вечером в аэропорту «Домодедово» прогремел взрыв, погибли люди. Вот вам и цена этой кажущейся чиновничьей прыти. И куда они в то утро так спешили?  

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Google newsGoogle newsGoogle news