Подвиг, связавший поколения

Подвиг, связавший поколения

Общество
9 февраля 1904 года, 110 лет назад, на рейде корейского порта Чемульпо (ныне – город Инчхон) вступили в свой последний бой крейсер «Варяг» и канонерская лодка «Кореец».

Сражение русских кораблей с эскадрой японского адмирала Сотокири Уриу длилось час. Который навеки вошел в историю как символ мужества российских моряков. Два корабля под андреевским флагом против четырнадцати под штандартом с восходящим солнцем.

Бой, из которого невозможно было выйти победителем. Вышли. Победили. Победили, идя на отчаянный шаг - взорвав корабли, чтобы они не достались врагу.

Как-то раз один знакомый американец, случайно услышав на каком-то празднике исполнение «Варяга» заинтересовался и спросил: «О чем эта песня?» На ломаном английском, насколько позволял скудный словарный запас, я попытался объяснить ему. Рассказывал про русско-японскую войну (тут он понимающе закивал головой – дескать – тоже плавали, знаем мы этих самураев), про неравный бой без надежды на победу, в который вступили наши моряки.

Про то, что противников так удивила отвага русских, что они даже основали музей «Варяга» и поставили памятник отважным противникам. Товарищ из Штатов на несколько секунд задумался, подбираю аналогию. «Это как наш Перл-Харбор?» - после некоторой заминки спросил он, намекая на вероломное нападение японцев на военную базу США на Гавайях в 1941 году.

Настал черед поломать голову мне: «Нет, это скорее как ваш форт Аламо». Он с уважением зацокал языком – ведь Аламо у американцев в чем-то сродни нашей Брестской крепости. Символ несгибаемого мужества защитников и готовности стоять до конца. Последнего безнадежного боя.

Понятно, что аналогия эта весьма условна, поскольку из почти трех сотен отважных техасцев, защищавших форт от мексиканских солдат в начале девятнадцатого века, осталось в живых всего двое. А потери моряков «Варяга» и «Корейца» - около 120 человек убитыми и тяжелоранеными при более шести сотнях благополучно прибывших на родину моряков и офицеров. И капитан Руднев вовсе не ушел в морские пучины стоя на мостике, как гласят легенды, а покинул гибнущий крейсер последним, унося в руках знамя. Однако и те, и другие стояли до конца, даже не помышляя о сдаче в плен.

Кстати, мало кто знает, но песня «Врагу не сдается наш гордый «Варяг»…», ставшая символом мужества российского флота, имеет вовсе не русские корни. Оригинал стихотворения принадлежит перу австрийского поэта Рудольфа Гейнца и написано оно было под впечатлением от подвига экипажа крейсера. Впервые оно было опубликовано в немецком журнале «Югенд» в 1904 году под названием Der «Warjag».

Но на самом деле это уже не так важно. Важно другое.

«Наверх вы, товарищи…», - затягивали десятки голосов под пробитым осколками андреевским флагом на уходящим в холодные воды Моонзунда эсминце «Гром» в 1917. «Все по местам…», - подхватывали их потомки-краснофлотцы, окруженные в 1941-м под Севастополем, сжимая в закопченных пороховой гарью ладонях последние гранаты.

«Последний парад наступает…», - звучали реквиемом затихающие под многометровой толщей Норвежского моря голоса экипажа подлодки «Комсомолец» в 1989-м.
И я уверен: пока подвиг отважных матросов и офицеров помнят, ничто не сможет поколебать выкованную в горнилах сотен сражений славу российского флота.

Мнение автора колонки может не совпадать с мнением редакции

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Google newsGoogle newsGoogle news