Вот и поговорили
Политолог Георгий Бовт, колумнист «ВМ» / Фото: Анна Иванцова, «Вечерняя Москва»

Вот и поговорили

Коридоры Власти
Долгожданный телефонный разговор Владимира Путина и Дональда Трампа состоялся. Оправдал ли он ожидания?

Накануне разговора, состоявшегося поздно вечером 28 января, в американской прессе появились «утечки» о якобы уже подготовленном указе Трампа об односторонней отмене санкций против России. В Кремле, впрочем, на эти сообщения «не повелись», заявив, что не доверяют анонимной информации. И правильно сделали. Тем более что и сам новый американский президент отчасти внес ясность в этот вопрос, заметив накануне, во время переговоров с британским премьером Терезой Мэй, что непосредственно сейчас вопрос о снятии санкций не стоит.

В то же время в пресс-релизе, опубликованном на сайте Кремля по итогам телефонного разговора, есть такая фраза: «Подчёркивалась важность восстановления взаимовыгодных торгово-экономических связей между деловыми кругами двух стран, что могло бы дополнительно стимулировать поступательное и устойчивое развитие двусторонних отношений». Это можно считать положительным сигналом, ведь администрация Обамы в последнее время ни о чем таком не говорила. Что касается администрации Трампа, то с ее стороны не последовало никаких заявлений или уточнений, которые были бы призваны принизить сдержанно-позитивное впечатление от состоявшегося разговора. Например, предыдущая администрация дежурно всегда к вопросу об улучшении отношений с Москвой привязывала формулировку об урегулировании кризиса на Украине.

Разговор длился около 45 минут, как и с другими лидерами, с которыми Трамп говорил в тот вечер. Например, с Олландом и Меркель. И что касается Украины, то он наверняка услышал их точку зрения, которая состоит в том, что сначала надо, мол, завершить Минский процесс, а затем снимать санкции. Вопрос о том, что Киев саботирует свою часть работы, обычно этими политиками не поднимается. От Путина Трамп услышал российскую версию событий на Украине. Проблематика эта для него новая, вряд ли он в полной мере владеет информацией и уже составил себе окончательное мнение о том, как Америка должна себя там вести. Однако в отличие от администрации Обамы у новой команды нет заведомой «вовлеченности» на стороне киевских властей и она отчасти может начать в этом вопрос «с чистого листа».

Из других затронутых в ходе разговора тем следует особо отметить Иран. Трамп явно не удовлетворен условиями «ядерной сделки» и хотел бы, по крайней мере, частичного ее пересмотра. Он будет искать в лице Москвы союзника в этом вопросе, однако отступить от своих прежних позиций по Ирану российской дипломатии будет сложно. Хотя в последнее время у Москвы и Тегерана появились определенные расхождения по Сирии. Так, Тегеран выступил против придания пункту военно-технического снабжения в Тартусе статуса базы ВМС России. Также Тегеран резко против участия США в сирийском урегулировании, а Москва, напротив, хотела бы такого участия и даже настаивает на нем. Это, в частности, поможет продвинуть российско-американские отношения по другим направлениям.

В ходе разговора Путина и Трампа Сирия также затрагивалась. Говорилось о координации усилий по борьбе с исламистами. Причем не только с запрещенным ИГИЛ*, но и другими группировками. С предыдущей администрацией, которая, в свою очередь, сильно оглядывалась на своих союзников в лице Саудовской Аравии и Катара, спонсоров ряда исламистских группировок в Сирии, России так не удалось договориться о том, кого считать террористами, а кого «умеренной оппозицией». Трамп в ближневосточной политике явно собирается отойти от односторонней ориентации на суннитские режимы Персидского залива. Он, напротив, собирается всячески крепить связи с Израилем. Поэтому есть шанс, что по вопросу о том, кого в Сирии следует считать именно исламистскими террористами (и соответственно, бомбить, возможно, даже совместно) договориться с ним будет легче, чем с Обамой.

Скорее всего, минимум один вопрос в телефонном разговоре был поднят точно по инициативе именно американской стороны. Речь о Северной Корее, которая никак не хочет подчиниться воле мирового сообщества свернуть свою ядерную и ракетную программу. Недавно она объявила о создании баллистических ракет, способных достигать территории США. Вашингтон явно хотел бы более активного участия России в оказании воздействия на Пхеньян. Однако в этом вопросе американцам надо апеллировать еще и к Пекину, который имеет там больше влияния.

В ходе разговора был затронут вопрос о подготовке двусторонней встречи Путина и Трампа. Ранее ходили слухи, что уже в ближайшем будущем она может состояться в Рейкьявике, как некогда историческая встреча Рейгана и Горбачева, положившая начало концу «холодной войны». Однако, скорее всего, стороны не будут торопиться с организацией такого саммита. Его надо тщательно подготовить, чтобы не споткнуться о те проблемы, которые сейчас разрешить двум странам не по силам. В том числе в силу вполне прогнозируемой сильной оппозиции курсу на улучшение отношений с Россией в самих США. К тому же российско-американские отношения традиционно сильно зависят от личных отношений двух лидеров. И Путин, и Трамп являются сильными яркими политиками с выраженными вождистскими качествами. Установить между ними доверительный контакт - по-своему непростая работа. Но выполнимая. Возможно, последуют дополнительные телефонные переговоры прежде, чем они встретятся с глазу на глаз. Впрочем, в любом случае они должны будут пересечься на саммите «большой двадцатки», которая пройдет в июле в Германии. До этого уже кое-что в двусторонних отношениях точно прояснится.

*ИГИЛ - запрещенная в России террористическая группировка «Исламское государство»

Мнение автора колонки может не совпадать с точкой зрения редакции "Вечерней Москвы»

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Google newsGoogle newsGoogle news