Ползарплаты за билет
Анна Бояринова

Ползарплаты за билет

Культура
Современная публика едина в своих порывах. Она рвется увидеть какого-нибудь секс-символа в образе, скажем, одного из чеховских неудачников. Однако рвение это часто разбивается о металлический голос кассира – билеты стоят под 20 тысяч рублей. Предлагают отдать половину средней московской зарплаты. Что любопытно, некоторые зрители соглашаются. А некоторые – нет.

Премьера Театра Наций «Иванов» с Евгением Мироновым в главной роли обойдется как раз в двадцатку. Это партер. Если не по карману, можно купить в амфитеатр: удовольствие усесться на ярус выше стоит 16 тысяч. Возможно, сведущего театрала эта постановка не сильно заинтересует: сделал ее мастер шумных сценических провокаций Тимофей Кулябин – в его снятом с репертуара в Новосибирске спектакле «Тангейзер» Христос предстал эротической звездой. Внимание театрала, скорее, зацепит трилогия по Антону Павловичу в Театре им. Моссовета в постановке Андрея Кончаловского: там и скандального шлейфа нет, и билеты дешевле – пять тысяч рублей в партер.

У «Иванова», однако ж, аншлаг. Как и на спектаклях в МХТ им. А.П. Чехова. Уже не премьерный «№13D» с Игорем Верником в главной роли в постановке Владимира Машкова на сцене Художественного театра обойдется через официальных перекупщиков в 13 тысяч рублей. Машков, конечно, не Кулябин, но и он знает толк в вызовах: в финале показывает полет чайки, которая крылом своим в полете сваливает голову двуглавого орла на Историческом музее на Красной площади. Если учесть, что этот орел – герб России, то выглядит вызывающе. Впрочем, публика находит это смешным.  

Издевательство, подумал бы театрал старой закваски. Так дорого - и за что? «Но какие устанавливать цены — это полномочия самих театров», – заметил российский министр культуры Владимир Мединский. Так почему же одни театры выставляют цены втридорога, а другие удерживают в разумных пределах? Ответ на поверхности: у всех своя публика. Любопытно, что перегибами в ценовой политике среди московских театров отличаются только два вышеупомянутых. Чтобы это значило? Да ничего, кроме того, что у их зрителей просто-напросто есть такие деньги и, главное, готовность отдавать их за провокацию.

И это не говорит о том, что сверхвысокая цена билета гарантирует качество спектакля. Театр имени  Вахтангова, который господин Мединский наравне с МХТ им. А.П. Чехова привел в пример как самый успешный в столице, не продает билеты дороже десяти тысяч рублей. Дороговато, но все же не 20. И, кстати, двусмысленных манипуляций со зрителем здесь за последние десять лет не проводилось – вахтанговская публика их вряд ли «правильно» поймет.

Из всего вышесказанного очевидно: единого понимания искусства у театралов сегодня нет. Порывы – да, а вот взгляды – различны. И отличия эти проходят ровно по цене. Для одних искусство – это шоу, которое в театре не должно сильно отличаться от того, что можно увидеть на эстраде или капустнике. А шоу – это, как известно, деньги. У других искусство – это откровение, которое сводится к утверждению радостных или грустных истин, составляющих жизнь. Пусть они утвердятся в сотый раз, но такова задача искусства – напоминать. И здесь можно только констатировать: все рассудит время. Лучшими станут те, кто своим вниманием к спектаклю предвосхитит его успех у других поколений, для которых он станет уже классикой.

Мнение автора колонки может не совпадать с точкой зрения редакции "Вечерней Москвы"

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Google newsGoogle newsGoogle news