Мендельсон был большой шутник
/ Фото: Игорь Ивандиков, «Вечерняя Москва»

Мендельсон был большой шутник

Общество
25 января исполняется 159 лет с того дня, как на весь мир прославился свадебный марш Феликса Мендельсона. Именно так — не прозвучал впервые, и даже не прозвучал впервые на свадьбе. А прославился на весь мир.

Впервые марш сыграли 14 октября 1843 года на свадьбе герцога Тезея и царицы Ипполиты: это герои пьесы Шекспира «Сон в летнюю ночь». Бракосочетались они в настоящем дворце — в резиденции короля Пруссии Вильгельма IV в городе Потсдаме. Там на ура прошла премьера спектакля с музыкой Феликса Мендельсона. Потом труппа отправилась с этой постановкой на триумфальные гастроли по Европе. 2 июня 1847 года марш впервые использовали на реальной свадьбе — это было в английском городке Тивертоне. А поистине мировая известность пришла к мелодии 25 января 1858 года — в тот день ее исполнили на бракосочетании английской принцессы Виктории Аделаиды и прусского кронпринца Фридриха Вильгельма. Церемония, совершенная в Лондоне, произвела впечатление на всю Европу.

Королевские семьи всегда были законодателями мод, или, как сейчас принято говорить, трендсеттерами. Обычай наряжать на рождество елку (изначально — чисто немецкая забава) распространился по всей Европе благодаря английской королеве Виктории. В 1848 году газеты опубликовали гравюру, на которой монаршая семья с детьми отмечала праздник на фоне наряженного деревца — и тысячи британцев решили к следующему Рождеству поставить у себя такое же. Но смысл праздника не изменился. А вот со свадебным маршем все куда интереснее — в символ рождения новой семьи превратилось то, что предназначалось для… насмешки.

Анекдотов про «самые жуткие для мужиков звуки» много, но они какие-то однообразные («Сначала марш Мендельсона, а потом «Марш выносить мусор»!»). Пусть юмористы ловят идею: мелодия Мендельсона — это для ослов, которых тащат к алтарю. В потсдамской постановке «Сна в летнюю ночь» марш звучал в сцене, где заколдованная царица сочетается с герцогом, превращенным в осла. Он должен был иронически подчеркнуть помпезность церемонии. Фактически это была музыкальная карикатура или пародия. Но с талантливыми пародиями такое бывает — когда контекст и второй план забываются, их начинают воспринимать всерьез. Пародия всегда сгущает типичные черты оригинала. А по прошествии времени помнится то, что выглядит наиболее ярко.

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции «Вечерней Москвы»        

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Google newsGoogle newsGoogle news