Были бы руки, а работа найдется

Общество
Угодил на больничную койку. Не в первый раз. Опытным взглядом окинул свободную палату и занял самое удобное место у окна – солдатская привычка. Соседу, прибывшему чуть позже, досталась «лежанка» с уклоном градусов под двадцать. Его попытки выровнять одр болезни не увенчалась успехом.

Слесарей на всю больницу, объявила старшая медсестра, всего два, и они «в свободном полёте» по бесчисленным заявкам. Пришлось срочно изучить конструкцию суперкровати. Кривое лежбище кое-как развинтил вручную (эх, разводной ключ с собой взять не догадался!) Крен (с головы до ног) устранил. Люфт (с ног до головы) остался. Выручил табурет. Подпёртая им конструкция приобрела необходимую устойчивость. Сосед блаженно растянулся. Можно бы и передохнуть перед предстоящей операцией. Но не тут-то было: кому суждено пахать, не придется отдыхать.

Решил помыть руки в санузле, а из кранов – густой, наваристый «кофе» вместо воды. Добрые люди где-то ремонт делали и стронули ржавчину в трубах. Запустил слив и прочистку. Тут раздалось ворчание из соседней, женской, палаты. Картина та же – ржавчина. Пришлось пройти по всем палатам и часа полтора сливать водяной настой.

Слил. Решил принять душ. Подножную раковину до краев заполнила та же ржавая гуща. Санитарка взвыла: что вы наделали, кто это все вымывать будет? Открыл сточный клапан – забит. Чем прочистить в больничной палате? Палец не пригодился  – коротковат. Обнаружил в платяном шкафу «вешалку», изваянную  из куска прочной проволоки. Привел в порядок и душ (в дамской палате тоже). Заодно ногтем (а чем еще?) подтянул расхлябанную электророзетку. В общем, подготовился к операции основательно. Правда, за окном еще болтался на ветру кусок пластика на оконном откосе. Его бы саморезом прикрепить, но делать это пальцем зимой, на высоте пятого этажа, показалось опасным занятием. Да и нужного самореза не нашлось ни в одной тумбочке.

Были бы руки, а работа найдетсяЗа четыре года в Подмосковье привели в порядок свыше пятисот медучреждений / Фото: Владимир Новиков «Вечерняя Москва»

Ясно, что важнейшее для горожан учреждение – больница эта – нуждается в заботливых рабочих мужицких руках. Где они? Нашлись. Сосед по палате вернулся из курилки и рассказал, что случайно подслушал разговор неуловимых сантехников, обслуживающих эту больницу. Суть проста: будем мы тут надрываться за 40 тысяч! Как говорит современная молодежь, зацените уровень запросов. Мне же вспомнилась другая история, тоже из области бытовой медицины. Случайно познакомился с женщиной в возрасте ближе к пенсии (той, которая была). Она по профессии была инженером-строителем. Работала… санитаркой в больнице. Попала на это тяжелое и неблагодарное место в начале 2000-х, когда вся столица голодала и торговала. Поехала проведать больного мужа. Вытащила все из-под него и вокруг его кровати. Оглянулась (женщина то наша, русская), а под другими кроватями такой же непорядок. Санитарка лыка не вяжет: будет она за копейки за всеми выгребать. Наша патриотка, однако, все «выгребла». В чистую палату случайно заглянул заведующий отделением и пригласил мою собеседницу на работу. На те же «копейки». Она, выброшенная из своей профессии, церемониться не стала, согласилась. Через неделю главврач попросил ее позвать своих достойных знакомых поработать санитарками. Она пригласила. Пьющих и нерадивых санитарок уволили. Новеньким повысили зарплату, добавили какие-то льготы – в учреждении воцарился порядок.

Знаю больницу, где сложное и объемное сантехническое оборудование обслуживали четыре сантехника-умельца за зарплату… в 9 тысяч рублей. Работали надежно. Почему? Ответили: привыкли так, да и что без работы делать – у окошечка сидеть? Тут же – и дело, и общение, и лечение (мужики то в возрасте). Главное – «сердцем не стареть», как поется в известной песне. При этом не важно «кем и каким ты был»? Важнее – «каким остался»? В одной замечательной книге воспоминаний о жизни наших соотечественников за рубежом («Возвращенный мир», том I) рассказывается о том, как в начале прошлого века, в Париже, на знаменитом Монмартре, прозябали в нищете и голоде русские поэты, ожидая подкормки или подачки. В то же время другие русские, оказавшись в той же ситуации, садились за руль такси, брались за лопату или разводной ключ и кормили себя и ближних, нередко выбивались в люди и даже богатели.

Сладких времен, нам, жителям столицы, скорее всего не дождаться. Поэтому, пока работа зовет, пока кому-то и 40 тысяч не в радость, надо не чахнуть над трудовой книжкой с легендарными записями, браться за любое дело. И исполнять его так, чтобы больные не шастали по палатам, проявляя чудеса изобретательности, а здоровые жили и работали спокойно, без опасения, что в квартире рванет газ в раздолбанной плите или ударит фонтан воды из плохо закрученного крана. 

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Google newsGoogle newsGoogle news