Негласный «возрастной ценз» пока рулит
Ольга Кузьмина / Фото: IVANDIKOV IGOR

Негласный «возрастной ценз» пока рулит

Общество
Каждый раз, когда начинаются разговоры о повышении пенсионного возраста, я сначала облегченно выдыхаю – поскольку отношусь к разряду женщин-трудоголичек, вовсе не мечтающих поскорее выйти на заслуженный отдых и сидеть с внуками, а потом – внутренне ежусь, представляя, сколько проблем подобное решение может обострить.

Сейчас рассматривается несколько вариантов проекта, каждый из которых имеет свои плюсы и минусы, взвешивать соотношение которых лучше, безусловно, специалистам. Но вопрос пенсионный, без спору, назрел: нигде не выходят на пенсию так рано, как у нас. В Японии и США женщинам, как и мужчинам, полагается работать до 65 лет, в Германии до 67, а в Дании так вообще до 69.

Однако имея некоторые представления о нашей ментальности и реалиях, предположу, что отечественным возрастным пенсионерам найти работу будет ох как непросто. Теоретически, конечно, можно предположить, что их поддержит в рабочем рвении руководство родного коллектива, но ставка на это, честно говоря, не велика: и супер-специалистов, бывало, «просили на выход» по достижении пенсионных лет. А уже если человек в силу неких причин «под пенсию» оказался без работы, устроиться на работу под шестьдесят для него сложно, если не невозможно.

Ведь что бы ни говорили «наверху», но соискатели так или иначе проходят через ситечко негласного возрастного ценза, не говоря уже о том, что некоторые вакансии изначально открыты лишь для людей в возрасте изрядно «до». Не помню ни одной, где было бы указано, что возраст не ограничен или приветствуются люди категории 59+.

В сбрасывании со счетов наработанного человеком опыта и знаний много абсурдности: старые, с позволения сказать, кони обычно борозды не портят. Правда и в том, что и места для молодых нужно освобождать. Но в обществе имитаторов бурной деятельности, где пределом мечтаний называется «работа манагером», люди в возрасте — со всем их опытом и представлениями о жизни — часто воспринимаются как никчемный балласт. Иногда это выливается в явный бред.

Так, недавно, например, мой знакомый искал «через своих» личную помощницу для своей шефини, высокопоставленной чиновницы. В обмен на высокую зарплату требовалось полное растворение в начальстве — круглосуточная связь, запрет на выключение телефона и все такое. Требования — два «свободных» языка, знание этикета, педантичность и аккуратность. Но идеальный по сути вариант пролетел «мимо кассы»: женщина-дипломат, три языка после МГИМО, вдова, а потому готовая на «растворение» в работе, хоть и дивно хороша собой в свои 52, но не соответствовала заявленной возрастной категории — «25-30».

Я понимаю, что даме элегантного возраста вряд ли стоит предлагать себя в модели, чтобы рекламировать одежду для школьниц. Но воспитатель или учитель очень часто лишь с годами нарабатывают тот опыт, который и переносит их в категорию супер-профи. И так — во многих профессиях. Так что решение об увеличении пенсионного возраста может подложить изрядную свинью тем, кого это коснется, если только не сопроводить принятие этого закона серьезными изменениями в Трудовом кодексе, параллельно с этим занимаясь ломкой устоявшихся стереотипов и возвращая самоценность не возрастным рамкам, а исключительно профессионализму.

Мнение автора колонки может не совпадать с точкой зрения редакции «Вечерней Москвы».

ДРУГОЕ МНЕНИЕ

Дольше жить, дольше работать

Колонка обозревателя «ВМ» Никиты Миронова

А у нас нет другого выхода. Пенсионный возраст поднимать придется. Потому что Россия, увы, наиболее быстро стареющая страна Европы. Если еще пять лет назад, по данным Минтруда, на одного пенсионера приходилось 1,7 работающих граждан, то в 2020 году будет приходиться всего лишь один работник, а в 2030 году – два пенсионера на одного работника! И что прикажете делать? (далее...)

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Google newsGoogle newsGoogle news