Мужские игрушки
Фото: Игорь Ивандиков

Мужские игрушки

Общество
И до чего же я люблю вас, всех мужчин на свете! (Муж, заткни уши, отвернись к стенке, я с тобой потом поговорю.) Не могу забыть момент из старого фильма «Экипаж», когда где-то там, за границей — помните? — все горит и рушится, земля трясется и горы падают, последний день Помпеи, и вот-вот все мы тут погибнем. И тогда одна эпизодическая актриса грузинского вида вздымает руки в отчаянной мольбе: «Мужчины! Мужчины, ну сделайте что-нибудь!»

Кавказских женщин я тоже люблю — хоть и в гораздо меньшей степени, чем мужчин. Есть в них что-то настоящее. Вот эта истовая вера, например, в то, что мужчины — СДЕЛАЮТ. Сделают «хоть что-нибудь!» Правильное, полезное и, возможно, даже героическое.

В «Экипаже», слава, господи, тебе и нашим доблестным авиаторам, они взлетели; и все, что сломалось, в воздухе починили, и благополучно приземлились. (Хотя ребенка из напрочь отрывающегося при посадке хвоста самолета спасла все-таки девушка.) «И пытались постичь мы, не знавшие войн, за воинственный клич принимавшие вой, тайну слова «приказ», назначенье границ, смысл атаки и лязг боевых колесниц…» — «Книжные дети», Высоцкий Владимир Семенович. Тоже — про настоящих мужчин.

…Но глядя на мальчиков, которые вокруг, — они же все равно мальчики, эти повзрослевшие, постаревшие, поседевшие и полысевшие, но все равно, все равно — мальчики! Глядя на них, занятых такими важными, такими суровыми, такими настоящими мужскими делами — типа бизнеса или политики, — все время кажется, что они играют, все время играют… То ли в детстве им недодали игрушек. То ли ненужные книги они в детстве читали. То ли вообще не читали.

Вот спорт — прямо скажу, неблизкая мне тема. И тут на днях показывали по телевизору главный теннисный матч — Большой шлем, или как его там. И двое красавцев-мужчин, испанец и серб, рубились пять часов — ПЯТЬ ЧАСОВ! — на корте: отбивали, подавали, нападали.

И мой благоверный сидел, уткнувшись в телевизор. Следите за мыслью? Ладно бы Олимпиада, или чемпионат по футболу, или там биатлон, или горячо любимые горные лыжи.

Но теперь уже и теннис. Значит, два здоровенных лося скачут-прыгают, гоняют туда-сюда мячик — но это у них работа такая, да они еще и за миллионы свои призовые сражаются.

А мой драгоценный под это дело на пять часов выпадает из семейного контента — а нет бы пойти самому веником вместо ракетки помахать!

Тема — увы и ах как не нова: «Муж с футболом и пивом на диване», картина маслом. Но оттого что она избита и банальна — она ведь не становится неактуальной, верно? У других мальчиков — полысевших и даже иной раз бородатых — другие игры. Но — тоже: размахивать руками, голосить-митинговать могут часами, высчитывать проценты рейтингов, вычерчивать кривые вероятностей, прогнозировать возможные варианты развития событий при том или другом политическом раскладе… Ну, этих точно в детстве недолюбили. Мне так кажется.

А с третьими вообще беда, их, судя по всему и если старик Фрейд нам не врет, лупили нещадно сызмала. И какие уж там книжки-игрушки: просто голодом морили, вот они сейчас никак и не нахаваются.

Но самые страшные — это, по-моему, четвертые. У которых и детства-то, кажется, вовсе не было: как родились — так и пошли снимать сериалы про «настоящих ментов» да про «честных полицейских», вот беда-то!

…Так где же он — мой Настоящий, мой Герой, Мужчина Моей Мечты?

Муж, а муж! Это я к тебе, между прочим, обращаюсь! Хватит валяться, вставай, найди мне диск, где «Экипаж» записан, — поставь прямо со второй серии, с моего любимого эпизода, когда заламывает руки эта грузинка: «Мужчины! Мужчины, ну сделайте что-нибудь!» Ну хоть что-нибудь — настоящее, а не игрушечное…

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Google newsGoogle newsGoogle news