чт 24 октября 08:17
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Главная страница ВМ

Сергей Собянин призвал москвичей предложить идеи по улучшению парков

Стоимость родового сертификата в России планируют увеличить

Назначен новый глава Департамента труда и соцзащиты населения

Малышева рассказала, когда вернется к съемкам после госпитализации

Как будут отдыхать россияне на ноябрьские праздники

Синоптики предупредили метеозависимых о риске природной гипоксии

Что стало с «Норд-Остом» после теракта

Турция отказалась считать операцию в Сирии завершенной

Кинолог рассказал, чем лучше кормить собак

«Готовим законопроект о запрете аниме»: как японцы обидели Поклонскую

Врач заявил о пагубном влиянии кофе на иммунитет

Чем опасно долгое использование смартфона

Михаил Ефремов: Горбачев спас Россию

<nil>

Как деньги победили любовь

Казалось бы, какая связь между любовью, то есть интимными человеческими отношениями, и движением тектонических пластов экономики? Но связь между сексом и финансовой системой есть...

«Часть силы той, что без числа творит добро, желая зла...»
«Фауст», И.В. Гете, перевод Б. Пастернака

Моя родина — СССР. И это не цитата из песни, иначе я, как грамотный человек, поставил бы кавычки. Это прямая и грубая констатация факта: мы все родом из сталинской шинели. А чем отличаются тоталитарные режимы, помимо жестокости и низкой стоимости человеческой жизни? Я вам отвечу! И отвечу словами большого друга СССР Габриэля Гарсиа Маркеса, посетившего Советский Союз после смерти Сталина. Он многое в советских нравах подметил точно, в том числе в сфере советской сексуальности. Великий писатель отмечал: «Возможно, самой большой ошибкой Сталина было его желание во все соваться самому, вплоть до самых потаенных уголков личной жизни. Полагаю, с этим связана атмосфера мелочного деревенского ханжества, которая пронизывает все в Советском Союзе. Свободная любовь, рожденная из революционных крайностей, — легенда прошлого».

Все верно. Только Сталин тут не был виноват. Просто все тоталитарные режимы — что советский, что гитлеровский — будучи глубоко деревенскими по своей природе, отличаются столь же глубоким деревенским ханжеством и консерватизмом. Как в деревне сына сватали, а дочку выдавали замуж родители, и в этом было больше экономики, чем чувств, а церковь стояла на страже святости брака, так и все тоталитарные режимы патриархально превозносили и укрепляли брак. Куда писала жена об измене мужа? Парторгу! Чтобы пропесочили гада, ибо семья — ячейка общества, и влекомый налево муж на самом деле не просто поддавался инстинкту, а совершал политическое преступление — разваливал атом общества на элементарные частицы!

Порой девушка уходит от парня, потому что он сделал предложение слишком странным способом / Кадр из фильма «Однажды в Вегасе» (2008)

Порой девушка уходит от парня, потому что он сделал предложение слишком странным способом

ФОТО: Кадр из фильма «Однажды в Вегасе» (2008)

После хрущевской оттепели общественное отношение к отношениям личным немного изменилось. И раньше подразумевалось, что брак должен заключаться по любви, но считалось, что он должен быть крепким, будто скован церковной печатью. Но к семидесятым годам прошлого века диполь «любовь-брак» перевернулся, слово песочные часы, кверху шариком любви. И пошли косяком фильмы, где герой, будучи в браке, влюбился, и это уже считалось уважительной причиной для развода и формирования новой ячейки общества.

При социализме только любовь считалась главным основанием для заключения брака. Всяческая меркантильность и экономический интерес сугубо не поощрялись, именно поэтому и стал возможен указанный выше переворот диполя в сторону большего очеловечивания (ладно, ты можешь разрушить брак, если уж влюбился, но будь добр тогда создать новый «атом» и новых «винтиков» родить не забудь, иначе будем бить тебя рублем — станешь налог на бездетность платить...) 

И вот сегодня диалектическая спираль крутанулась на новый виток, о чем свидетельствуют данные общественных опросов. Выясняется, что у супругов, взявших ипотеку, браки крепче — они распадаются на порядок реже, чем у свободных от ипотечной кабалы россиян: среди обычных семей распадаются 20 процентов, а среди ипотечников — всего лишь 2 процента.  Так говорит неумолимая статистика.

Получается, что люди, которые тянут вместе одно ярмо, к семье относятся ответственнее, чем свободно порхающие мотыльки, живущие только для удовольствия. С другой стороны, если семью скрепляют только экономические кандалы, что же в этом хорошего? Что хорошего в крестьянской семье XIX века, которая не распадалась только потому, что была сбита не любовью, а единственно фактором выживанием — пока один косит-пашет, другая у печи стоит и стирает, а порознь никак не выжить...

Так может, прав был советский кодекс, который определял семью как совместное ведение хозяйства, в упор не интересуясь, какие там чувства у людей друг к другу? И что будет с институтом семьи, когда квартиры станут такими же доступными, как сейчас автомобили? Недаром социологи в один голос говорят, что институт семьи растворяется.

Но если придерживаться старомодных воззрений и считать семью благом, а развод однозначным злом, тогда вывод касательно вышеприведенной статистики один: в борьбе добра со злом побеждают деньги! 

Новости СМИ2

Сергей Лесков

Все, что требует желудок, тело и ум

Екатерина Головина

Женщина, которая должна

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

Чтобы быть милосердным, деньги не нужны

Георгий Бовт

Верен ли российский суд наследию Александра Второго Освободителя?

Оксана Крученко

Соседи поссорились из-за граффити

Александр Никонов

Искусственный интеллект Германа Грефа

Ольга Кузьмина  

Выживший Степа и закон бумеранга