В противостоянии октября 1993 года не было правых и виноватых

История
Короткая память, засохшая кровь.

Уже написаны книги, научные труды и мемуары, в которых по минутам расписана динамика политических заявлений и боевых действий на улицах Москвы. Уже нет на этом свете многих из тех, от чьих слов и действий зависела жизнь и смерть веривших им людей. Уже больше четверти века прошло, а однозначного понимания сути происходившего в нашей стране в начале октября 1993 года нет по-прежнему.

Нет его и у меня, наоборот, как непосредственный очевидец «черного октября» я сам для себя начинаю «путаться в показаниях». Формальные причины внутриполитического кризиса в России, который привел к вооруженным столкновениям сторонников президента Бориса Ельцина с одной стороны и поддерживающих Верховный Совет — с другой, давно забыты. Спроси сегодня у любого из моего поколения, что это такое — Указ № 1400, человек задумается, а самые сообразительные попытаются догадаться: уж не им ли запрещено курение на балконах? Молодежь вообще не в теме: для них что Ельцин, что Ленин, что Рюрик — это исторические личности из ответов по ЕГЭ, сдали экзамен и тут же забыли.

Понимания нет, остались картинки в памяти. В то время корреспондент «Комсомольской правды», я вместе с ребятами из нашего отдела — отдела политики — несколько дней и ночей провел в октябре 1993-го на улицах столицы, в самой гуще творившейся на наших глазах политики. На телеэкранах сменяли друг друга народные артисты и Гайдар. Они призывали москвичей выйти из домов и «раздавить красную гадину». А на площадях в мегафоны выкрикивались другие призывы: «уничтожить продажную ельцинскую сволочь».

В противостоянии октября 1993 года не было правых и виноватыхБорис Ельцин победил в противостоянии 1993-го / Фото: 1tv.ru

Первая кровь: захват здания мэрии на Арбате макашовцами, крепкие мужчины, зверски избивающие милиционеров — охранников, стоящих на вахте без оружия. Повсюду в центре Москвы стихийные (или срежиссированные?) демонстрации: драки митингующих с ОМОНом. Потом расстрел штурмующих телецентр в Останкине сторонников Верховного Совета, а заодно и зевак, солдатами внутренних войск. Пули неизвестных снайперов у здания правительства — люди, неожиданно падающие на асфальт, красные лужицы, быстро натекающие из простреленных насквозь висков. Апофеоз кровавого сюрреализма: русские танки, бьющие прямой наводкой по русскому парламенту, и русские люди, аплодирующие этому расстрелу в центре русской столицы.

26 лет прошло. У меня осталось от тех дней одно: ощущение огромной несправедливости. Политические вожди, стоявшие по обе стороны баррикад, выжили все. Погибла «пехота»: выведенные на улицы сторонники «демократии» и «восстановления Советского Союза», солдаты, милиционеры. По официальным данным, убиты 158 человек, 423 были ранены. Этим цифрам никто не верит. Не верю и я: своими глазами видел только у Останкина больше сотни трупов, а сколько людей было убито в Белом доме снарядами танковых пушек и сколько было добито в подвалах здания, можно только догадываться. Расследование всех обстоятельств тех событий толком не проводилось, оно было не нужно ни той власти, ни той оппозиции.

Так у нас заведено: виноватых нет.

У людей короткая память. Напрочь забыты поводы и причины трагедии осени 1993 года. Значит, не так они были важны и «судьбоносны»? «Черный октябрь — 1993» все дальше уходит в дымку истории. Даже нынешние корчи Украины, которая, как ребенок с задержкой развития, повторяет наши ошибки с большим опозданием, никого ничему не учат. Дай Бог нам всем не дойти вновь до черты, за которой проливается кровь.

Мнение автора колонки может не совпадать с точкой зрения редакции «Вечерней Москвы»

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Google newsGoogle newsGoogle news