- Город

Главная страница ВМ

Сергей Собянин выслушал просьбы жителей

Друзья стритрейсера, сбившего троих человек, рассказали о нем подробности

Сценарий реинтеграции Донбасса согласовали на Украине

Синоптики подсчитали вероятность снега на Новый год в Москве

Время творить чудеса: в Москве собрали «Корзину доброты»

Стало известно, сколько историк Соколов пробудет в центре психиатрии Сербского

Спасти еду, чтобы спасти людей

Стала известна стоимость билетов в парк «Остров мечты»

Заслуженный преподаватель МГУ умер после отравления «Кротом»

Названо условие, которое поможет реализовать закон о единой зарплате учителей

Пилотам, посадившим борт с Путиным, вручили пирог от шеф-повара Кремля

Назван главный цвет 2020 года

Алла Пугачева: У меня никогда не было нормальной семьи

Врачи перечислили опасные для кишечника продукты

Александр Петров впервые опубликовал фото с новой возлюбленной

Алиса Янина

Полюбит и убьет: как защитить жертву домашнего насилия

На сайте Совфеда наконец-то опубликован законопроект о профилактике семейно-бытового насилия. В нем много правильных и полезных вещей. Но давайте остановимся на вещах странных. Точнее, неисполнимых на практике.

Например, суд может обязать виновного покинуть общее с пострадавшей жилье. Скажем, на год. Но такое решение могут принять при наличии «у нарушителя возможности проживать в ином помещении», в том числе арендованном. Рискну предположить, что большая часть семейных дебоширов и «рукоприкладчиков» — люди невысокого социального статуса. У них просто нет ни второго жилья, ни возможности снять квартиру. Значит, жить со своими женщинами и бить их они, надо понимать, продолжат. А возможно, когда-нибудь убьют…

В развитых странах есть специальные убежища для женщин, где они могут бесплатно, долго и в весьма комфортных условиях жить. Разумеется, с детьми. У нас таких убежищ нет. И законопроект почему-то не предусматривает их создание. Зачем? Ведь это же дорого.

Еще один странный момент. Согласно проекту, суд сможет запретить виновному в домашнем насилии контактировать со своей жертвой, в том числе по телефону и через Интернет. Интересно, как это можно отследить? Купить «левую» симку и создать такой же «левый» аккаунт — дело одного часа. И контактируй сколько угодно! Причем доказать, что это именно насильник, будет непросто. Наши суды и так не очень любят рассматривать в качестве доказательств результаты аудиоэкспертиз. К тому же голос легко изменить: леденец под язык — и готово. А если это просто текст?

Вот другой неоднозначный пункт. Предлагается выдавать агрессорам предписание о запрете приближаться к пострадавшей на определенное расстояние. Я понимаю, авторы законопроекта посмотрели немало голливудских мелодрам. Но интересно, а кто будет это расстояние отслеживать? Американские копы? Или российский участковый? Так его еще найти надо…

В развитых странах есть специальные убежища для женщин, где они могут бесплатно, долго и в весьма комфортных условиях жить / DPA/TASS

В развитых странах есть специальные убежища для женщин, где они могут бесплатно, долго и в весьма комфортных условиях жить

ФОТО: DPA/TASS

Или вот еще обязательство. Тех, кто признан виновным в домашнем насилии, заставят принимать участие в неких «психологических программах». То есть  психологи, скорее всего женщины, будут объяснять, что бить жен не надо. Вы серьезно? Если человек избивает женщину, то никакой психолог его не убедит, что этого делать не нужно! Дед бил бабку, отец — мамку, а он — жену. Все нормально, семейная традиция. И неужели кто-то верит, что к психологам станут ходить? В стране, где мужчины годами не платят алименты, где тысячи молодых людей «косят» от армии, а еще тысячи — в федеральном розыске за преступления, можно какого-то домашнего хулигана найти и заставить посещать психолога?!

И последнее. Кто будет заниматься исполнением закона? Конечно, полиция. А полиция — это мужчины. И семейные дебоширы — тоже. Не случится ли тут гендерной солидарности? Давайте вспомним дело в Уфе об изнасиловании девушки-дознавателя. Или дело 17-летней спортсменки в Анапе. В обоих случаях фигурируют полицейские. Нет-нет, не все такие. Но конкретно эти — не только стражи закона, но и мужчины. И у них могут быть свои, неформальные представления о том, что на самом деле трактовать как насилие над женщиной, а что — как «сама виновата». В общем, пока у меня очень много вопросов.

Нужен ли нам закон о домашнем насилии? Бесспорно.

Защитит ли этот трактат очередную жертву пьяного и агрессивного мужа?

Затрудняюсь ответить.

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции «Вечерней Москвы»

Новости СМИ2

 Александр Хохлов 

Мир, война или стена

Алиса Янина

Раймонд Паулс и навязчивые русские

Камран Гасанов

Владимир Зеленский — человек посередине

Борис Клин

РПЦ и закон о домашнем насилии: что с ним не так

Ирина Алкснис

Мочить террористов в сортире. 20 лет спустя

Анатолий Горняк

Несмешной анекдот про судей

Антон Крылов

«Воинственные русские»: китайцы правы

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

Есть ли старцы сегодня?

Кто прав, кто виноват. Хороший юрист не должен давать волю эмоциям

Быстрее всех вырастила микрорастение из пробирки

Пройдя путем героя, начинаешь больше ценить прошлое

Беззаботное счастье царской семьи