- Выключить коронавирус

Главная страница ВМ

Сергей Собянин о самоизоляции: Москвичи показали высокий уровень ответственности

Настоящее жаркое лето пообещали москвичам в выходные

«Сто русских с битами в Бруклине»: американцы рассказали о реакции на погромы в США

Не откладывай мечту: застройщики пошли навстречу москвичам, нуждающимся в жилье

«Классический ход»: политолог объяснил решение Лукашенко по отставке правительства

Один звонок может спасти чью-то жизнь

Штраф или воспитание: что заставит пешеходов отказаться от смартфонов

#БУДЬДОМА онлайн-линия психологической помощи

Путин одобрил введение режима ЧС федерального уровня в Норильске

Врач объяснила, как бороться с метеозависимостью

Экономисты озвучили сроки восстановления доходов россиян

Экономика или здоровье людей: Познер объяснил, что важнее для России в период пандемии

Врач предупредил об угрозе заражения COVID в ТЦ и салонах красоты

Алиса Янина

Полюбит и убьет: как защитить жертву домашнего насилия

На сайте Совфеда наконец-то опубликован законопроект о профилактике семейно-бытового насилия. В нем много правильных и полезных вещей. Но давайте остановимся на вещах странных. Точнее, неисполнимых на практике.

Например, суд может обязать виновного покинуть общее с пострадавшей жилье. Скажем, на год. Но такое решение могут принять при наличии «у нарушителя возможности проживать в ином помещении», в том числе арендованном. Рискну предположить, что большая часть семейных дебоширов и «рукоприкладчиков» — люди невысокого социального статуса. У них просто нет ни второго жилья, ни возможности снять квартиру. Значит, жить со своими женщинами и бить их они, надо понимать, продолжат. А возможно, когда-нибудь убьют…

В развитых странах есть специальные убежища для женщин, где они могут бесплатно, долго и в весьма комфортных условиях жить. Разумеется, с детьми. У нас таких убежищ нет. И законопроект почему-то не предусматривает их создание. Зачем? Ведь это же дорого.

Еще один странный момент. Согласно проекту, суд сможет запретить виновному в домашнем насилии контактировать со своей жертвой, в том числе по телефону и через Интернет. Интересно, как это можно отследить? Купить «левую» симку и создать такой же «левый» аккаунт — дело одного часа. И контактируй сколько угодно! Причем доказать, что это именно насильник, будет непросто. Наши суды и так не очень любят рассматривать в качестве доказательств результаты аудиоэкспертиз. К тому же голос легко изменить: леденец под язык — и готово. А если это просто текст?

Вот другой неоднозначный пункт. Предлагается выдавать агрессорам предписание о запрете приближаться к пострадавшей на определенное расстояние. Я понимаю, авторы законопроекта посмотрели немало голливудских мелодрам. Но интересно, а кто будет это расстояние отслеживать? Американские копы? Или российский участковый? Так его еще найти надо…

В развитых странах есть специальные убежища для женщин, где они могут бесплатно, долго и в весьма комфортных условиях жить / DPA/TASS

В развитых странах есть специальные убежища для женщин, где они могут бесплатно, долго и в весьма комфортных условиях жить

ФОТО: DPA/TASS

Или вот еще обязательство. Тех, кто признан виновным в домашнем насилии, заставят принимать участие в неких «психологических программах». То есть  психологи, скорее всего женщины, будут объяснять, что бить жен не надо. Вы серьезно? Если человек избивает женщину, то никакой психолог его не убедит, что этого делать не нужно! Дед бил бабку, отец — мамку, а он — жену. Все нормально, семейная традиция. И неужели кто-то верит, что к психологам станут ходить? В стране, где мужчины годами не платят алименты, где тысячи молодых людей «косят» от армии, а еще тысячи — в федеральном розыске за преступления, можно какого-то домашнего хулигана найти и заставить посещать психолога?!

И последнее. Кто будет заниматься исполнением закона? Конечно, полиция. А полиция — это мужчины. И семейные дебоширы — тоже. Не случится ли тут гендерной солидарности? Давайте вспомним дело в Уфе об изнасиловании девушки-дознавателя. Или дело 17-летней спортсменки в Анапе. В обоих случаях фигурируют полицейские. Нет-нет, не все такие. Но конкретно эти — не только стражи закона, но и мужчины. И у них могут быть свои, неформальные представления о том, что на самом деле трактовать как насилие над женщиной, а что — как «сама виновата». В общем, пока у меня очень много вопросов.

Нужен ли нам закон о домашнем насилии? Бесспорно.

Защитит ли этот трактат очередную жертву пьяного и агрессивного мужа?

Затрудняюсь ответить.

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Новости СМИ2

Коронавирус

в Москве

91654 +3385 (за сутки)

Выздоровели

187216 1842 (за сутки)

Выявлено

2749 +64 (за сутки)

Умерли

Игорь Воеводин

Детки вырвались на волю

Алиса Янина

Дознавательнице из Уфы самой пора на нары

Полина Алексейчук

Мужчина-альфонс и мужчина-домохозяйка: кто круче

Екатерина Рощина

Эпоха удивительных ковидиотов

Анатолий Горняк

Органы есть, а опеки нет

Виталий Журбин

У моего кота нашли коронавирус

Олег Сыров

Бычьи яйца — это вкусно

Митрополит Калужский и Боровский Климент

Не для многих глаз

Цветочный микс и съедобная клумба

Аттестат без ЕГЭ

Умные технологии. Как электронные сервисы меняют жизнь людей

Эксперты рассуждают, нужно ли подросткам следить за питанием