- Город

Главная страница ВМ

Правительство Москвы упростило условия получения субсидий для бизнеса

Москвичи выберут самые красивые места для фотосессий

Бесплатные спортивные занятия от НКО возобновились в Москве

Надеть маски. Нарушителей ждет большой штраф

«Сварщик — от 110 тысяч рублей»: названы регионы с самыми высокооплачиваемыми вакансиями

Социальные работники получили 8 миллиардов рублей за работу в период пандемии

«Второй пакт Молотова — Риббентропа»: политологи назвали истинную причину ненависти Польши к РФ

Определен размер средней зарплаты в России за последний год

«В России легче, чем в Европе»: как итальянец развил бизнес в Москве в разгар пандемии

В Генштабе назвали условие применения ядерного оружия

«По многочисленным просьбам»: Леонид Агутин отказался выступать в Белоруссии

Адвокат Соколова объяснил, почему решил защищать в суде вдову рэпера Картрайта

Отельеры Турции оценили стоимость летнего отдыха для россиян

Жириновский рассказал о своих самых больших ошибках в жизни

Как россияне покупают «золотые паспорта» и сколько это стоит

Киберэксперт рассказал, как защититься от мошенников в Сети

Георгий Бовт

ИЗ ЛИЧНОГО АРХИВА

Денег что-то многовато

Председатель Счетной палаты Алексей Кудрин в очередной раз «наехал», хотя и в завуалированной форме, на правительство Дмитрия Медведева. Он пожаловался Владимиру Путину на то, что в бюджете не потрачен аж целый триллион рублей. Однако президента этим не пронял. Почему?

В ответ на сетование Кудрина на неисполнение расходов бюджета в 2019 году в размере 1 триллиона рублей Путин отреагировал сдержанно: «Что-то многовато». Кудрин между тем продолжал пугать: мол, никогда такого не было (тут хочется добавить черномырдинское «и вдруг опять»). В прошлом году федеральный бюджет не был исполнен «всего лишь» на 770 миллиардов рублей. Причины глава Счетной палаты видит прежде всего в чрезмерной бюрократизации.

С этим тезисом в разных вариациях Кудрин выступает уже не в первый раз. Ранее он же говорил о серьезном отставании с выделением расходов на нацпроекты. По итогам девяти месяцев их финансирование составило лишь 63 процента от плановых, а по итогам ноября — превысило 70 процентов. Но это средняя температура по больнице. Есть «Демография», «Наука», «Культура» и «Здравоохранение», где все более или менее прилично. А есть аутсайдеры. Так, по направлению «Международная кооперация и экспорт» расходы реализованы наполовину, по нацпроекту «Экология» — на треть, по «Цифровой экономике» — и вовсе на четверть. Это, кстати, очень наглядный показатель: пожалуй, нигде, как именно в цифровой сфере, государство как инвестор не только неэффективно, а даже вредно. Ему там вообще желательно присутствовать разве что в виде налоговых преференций и льгот для частного бизнеса, не более того.

До стопроцентного выполнения даже самый из успешных нацпроектов, видимо, все равно дотянуть не удастся, несмотря на традиционный аврал в конце года, продиктованный обычно (такая традиция завелась еще с советского времени) стремлением потратить выделенные деньги. «А то больше не дадут».

На свои сетования Кудрин уже получал ответ. Сначала от министра финансов Антона Силуанова, а теперь его же повторил Путин. Суть в том, что проблемы с «кассовым исполнением бюджета» вызваны изменением правил расходования бюджетных средств. Раньше их можно было перечислять авансовым платежом, после чего они лежали подчас без дела. А сейчас от авансовых платежей отказались, сделав упор на эффективность расходования, а также на ужесточение контроля. Последнее — палка о двух концах: контроль — это замечательно, пока не доходит до маразма. Ведь следователи зачастую приходят к тем, кто, возможно, и нарушил какие-то правила отчетности или запутался в них, но ничего не украл и ущерба не нанес.

Причины неисполнения расходной части бюджета Алексей Кудрин видит прежде всего в чрезмерной бюрократизации / Владимир Новиков, «Вечерняя Москва»

Причины неисполнения расходной части бюджета Алексей Кудрин видит прежде всего в чрезмерной бюрократизации

ФОТО: Владимир Новиков, «Вечерняя Москва»

Усиление контроля отнюдь не означает, что бюрократические структуры стали работать четче, быстрее и эффективнее. Нет. Но бюрократия вообще по определению — не самый эффективный инвестор. И когда экономика зависит преимущественно от бюджетных вливаний, а вот частные инвесторы в нее вкладываются неохотно, то это не очень хорошо. Такое огосударствление экономики уже в ближайшем будущем приведет к еще большей бюрократизации всех процессов. И к замедлению экономического роста соответственно.

Инвестиционный климат в стране более не улучшается, хотя раньше России удавалось расти в соответствующих рейтингах, поскольку был приведен в порядок ряд формальных показателей. Такой рост себя исчерпал. Например, как и в прошлом году, наша страна осталась на 43-м месте в рейтинге мировой конкурентоспособности Всемирного экономического форума. Хотя с макроэкономикой у нас все в порядке: инфляция самая низкая за все постсоветские годы (менее 4 процентов), бюджет буквально трещит от профицита. Превышение доходов над расходами по итогам года приблизится к 2 триллионам рублей (1,4–1,5 процента ВВП). Это немыслимое для многих даже самых развитых стран счастье. Однако на этом благостном макроэкономическом фоне рост ВВП не превысит 1,5 процента. Роста реальных доходов населения также не происходит. Ухудшились такие показатели, влияющие на инвестиционный климат, как организованная преступность в бизнесе и коррупция, выросло недоверие к правоохранительным органам, стала менее эффективной защита собственности и интеллектуальных прав, произошел рост регуляторной нагрузки на бизнес (та же бюрократизация, о которой говорит и Кудрин).

Частные деньги упорно не хотят идти в российскую экономику. Например, в российских банках на счетах физических лиц лежат 29 триллионов рублей, еще 19 триллионов — на счетах юридических. Эти деньги могли бы пойти в экономику, однако нет ни надежных гарантий инвесторам, ни соответствующих инструментов. И наконец, независимых судов, которые могли бы гарантировать справедливое разбирательство в случае конфликта. В частности, Российский фондовый рынок — это площадка, где резвятся инсайдеры и краткосрочные спекулянты, он имеет мало связей с реальной экономикой.

Что касается того же государства, то, имея в кубышке под 2 триллиона рублей и не сумев потратить 1 триллион из запланированных, оно тем не менее продолжает курс на «оптимизацию» социальных расходов и повышение поборов с бизнеса. Например, на днях обнародован план резкого, во много раз, повышения штрафов за несоблюдение «законных требований надзорных органов».

Иными словами, деньги есть. Осталось их правильно потратить. 

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Новости СМИ2

Коронавирус

в Москве

187 576 + 1 353 (за сутки)

Выздоровели

245 468 

Выявлено

4 546 + 12 (за сутки)

Умерли

Ольга Кузьмина  

Август пахнет горечью

Екатерина Рощина

Гармаш и Ефремов в театре абсурда

Митрополит Калужский и Боровский Климент

Кто кого обидел

Руслан Клинский

Только без паники: истории чудесного спасения

Оксана Крученко

Когда мужчина — жертва домогательств

Алексей Коренев, экономист

Продукты, мебель, ипотека: что будет с ценами

Анастасия Заводовская

Человек смертен, интернет жив

Река сильнее традиций. Правда и мифы о столице и ее жителях

Газеты создаются в творческих муках и спорах

Как помочь ребенку выбрать профессию?

ЕГЭ по литературе. Больше читайте и пишите