Мода на матчество: во всем виноваты мужчины

Общество
Нет ничего необычного в том, что некоторые женщины в России, родившие без мужей, записывают своим детям не отчества, а матронимы, то есть матчества. Это вполне логично, если мужчина оказался свиньей и не хочет признавать собственного ребенка. Тем более что матроним — исторически традиционное явление. В средневековой России его давали детям, рожденным вне брака, а также тем, чьи отцы не дожили до рождения ребенка. Известны князья Олег Настасьич и Василий Мариич.

Удивительно другое. Почему отечественные феминистки изо всех сил борются за суффикс -ка там, где его быть не может и по правилам русского языка, и по обыкновенному благозвучию речи? Ругают «Роскосмос» за календарь в стиле пин-ап за чрезмерно сексуальные изображения нарисованных девушек (если кто не в курсе, пин-ап — это такой художественный стиль, где гиперсексуализация является одним из неотъемлемых параметров). Сражаются с мужчинами, которые слишком широко раздвигают ноги в транспорте. В общем, занимаются множеством, безусловно, очень важных дел.

А матчества остаются совершенно за пределами их внимания. Я специально погуглил имена известных отечественных феминисток в сочетании с термином «матроним» — результат нулевой.

Версии две.

Во-первых, большинство активисток женской темы по тем или иным причинам бездетны. Кто-то принципиально придерживается позиции чайлд-фри и считает деторождение унизительным. Кто-то не торопится или не общается с мужчинами. У кого-то просто не сложилось.

Во-вторых, российский феминизм очень сильно вторичен по отношению к западному. Это странно, потому что у советских женщин уже сто с лишним лет назад были права, которые американкам и европейкам тогда даже не снились. Но так сложилось, что наши согражданки транслируют западные темы, а там и отчества, и матчества отмерли давным-давно.

Мода на матчество: во всем виноваты мужчиныВ России все более популярными становятся матронимы — когда женщина использует свое имя для отчества ребенка, а не имя отца / Фото: pixabay.com

Все это не с лучшей стороны характеризует отечественный феминизм. Настоящий активист должен в первую очередь думать о других и продуцировать новые смыслы. Можно по-разному относиться к юной Грете Тунберг, но одного у нее не отнять: лично ей глобальное потепление никак не угрожало, потому ее появление привнесло действительно новый импульс в климатический активизм.

У нас тут полная неспособность выглянуть за четко очерченные западной парадигмой границы и заняться действительно важным для страны вопросом. Ведь в России более 20 процентов детей рождается вне зарегистрированных браков. Отчасти это семьи, живущие в «гражданском» союзе, но много в этой статистике и реальных матерей-одиночек. Совершенно непонятно, почему они должны давать своим детям отчество по сбежавшему недоотцу или вообще по имени постороннего мужчины. И привлечь внимание к этой проблеме — вполне достойная задача для тех, кто действительно хочет защитить права женщин.

А пока что ситуацию можно охарактеризовать словами Владимира Ленина: «Узок круг этих революционеров. Страшно далеки они от народа». Или немного перефразировать Иосифа Сталина: «Других феминисток у меня для вас нет».

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Google newsGoogle newsGoogle news