- Город

Главная страница ВМ

Сергей Собянин рассказал о строительстве павильона «Атом» на ВДНХ

Появилось видео нападения боевиков на российских военных в Сирии

Молодежь в России назвала самые важные цели в жизни

Проведение бесплатного тестирования на антитела к COVID-19 продлили в Москве

Банковские услуги: что ценят клиенты во время пандемии?

Опубликовано видео попытки Ефремова откупиться после ДТП

Вакцина от коронавируса будет доступна для граждан с 14–15 августа

ПФР напомнил о росте выплат работающим пенсионерам с 1 августа

Ученые нашли необычный способ раннего выявления коронавируса

Названа причина гибели туристов на перевале Дятлова в 1959 году

Стало известно о состоянии Олега Тинькова после пересадки костного мозга

Диетолог Ковальков назвал самый опасный тип ожирения для женщин

Как остановить анафилактический шок с помощью вилки

Названы лучшие мобильные приложения для прослушивания музыки

Скончалась жена Джона Траволты

Анастасия Заводовская

Что мы возьмем у вируса взамен

На днях я в Сети познакомилась с парнем из США, штат Колорадо. Мы обсуждали вредоносное ПО. Но уже вскоре нас, как в воронку, затянуло в обсуждение другого вируса, который по популярности, пожалуй, уже обогнал самого опасного трояна, — COVID-19.

Оставим за скобками вопрос о его опасности и о правилах поведения во время пандемии. Взглянем на вирус как на социальное явление. Мой новый приятель по ту сторону океана озвучил ровно то, о чем думала я, находясь в России: «Мы все сейчас живем в цифровом мире и не знаем, когда снова вернемся в реальный. А может, это и есть наша новая реальность?».

И она такова: на всех материках, в каждой стране образ жизни людей стал практически идентичным. Мы стали понимать друг друга как никогда прежде. Все недавние страхи, что технологии изуродуют нашу жизнь, отошли в сторону. Сегодня интернет — единственное окно во внешний мир. И что мы увидели в этом окне? Что мы очень похожи друг на друга.

Помните, еще совсем недавно было модно говорить о цифровизации? Этот процесс в мире, конечно, шел. Где-то быстрее, где-то медленнее. Шел своим чередом, ничто его не подгоняло. Потом пришел коронавирус, и прогрессу пришлось ускорить шаг. Точнее, побежать. Я сейчас имею в виду не только разработчиков, которые до испарины на лбу бьются над новым ПО, чтобы оцифровать все, что только можно, и дать нам возможность продолжать жить даже взаперти. Здесь речь скорее о нашем с вами восприятии реальности. О переходе из физического мира в мир виртуальный.

Несколько месяцев назад мне на почту пришло письмо от одной из организаций ЖКХ. Сообщили, что они отходят от бумажных квитанций и все действия теперь — через личный кабинет. Меня это не то чтобы возмутило, но вызвало вопросы. А как же привычка? Удобно же было. А бабушки как же? Нет, нет! Мы не готовы. И сколько месяцев или лет мы еще были бы не готовы? К тому, чтобы пользоваться онлайн-сервисами. Чтобы понять: для работы многим из нас достаточно интернета. Чтобы открыть для себя возможность дистанционного обучения. Решать огромное количество проблем, не выходя из комнаты и просто глядя в смартфон.

Мы не имеем возможности даже покинуть квартиру — потому и нет теперь никакой разницы, за океаном твой собеседник или за стенкой / Денис Кондратьев

Мы не имеем возможности даже покинуть квартиру — потому и нет теперь никакой разницы, за океаном твой собеседник или за стенкой

ФОТО: Денис Кондратьев

И вот настал момент, когда бумажка из почтового ящика может таить в себе большую угрозу, чем зараженный e-mail. Вредоносное ПО сотрет ваши данные, но не жизнь. К тому же его можно обнаружить заранее. COVID-19 гораздо коварнее. Однако прогресс имеет свойство ускоряться отнюдь не от хорошей жизни. Может, это именно тот случай?

Что дал нам вирус, кроме смертей, страха и лимонов по 400 рублей за килограмм? Шанс на прогресс. Даже не так. Скорее, он не оставил нам шансов выжить без прогресса: или мы приспособимся к цифровой реальности, или не сможем сохранить цивилизацию. Чем дольше над нами висит эта угроза, тем очевиднее: уходить в онлайн придется всем. На всех материках и в любом возрасте.

Что-нибудь еще? Да. Благодаря этому явлению весь мир словно заговорил на одном языке. Не стало отдельно взятых и «богоизбранных» народов. Сегодня мы пишем общую историю мира. Перед лицом вируса все оказались равны. И даже языковой барьер как будто стал чуть ниже. По крайней мере слова «карантин», «вирус» и COVID-19 мы прочтем на любом языке. И даже с парнем из Колорадо я вряд ли продолжила бы чат, если бы не наболевший вопрос: «Вы тоже на карантине?». К слову, и у них там ограничения до 30 апреля.

Мы не имеем возможности не то что за границу поехать, но даже покинуть квартиру — потому и нет теперь никакой разницы, за океаном твой собеседник или за стенкой. Такого пинка в сторону сетевой глобализации мы еще не получали.

Вирус лишил нас многого. Мы в свою очередь должны взять от него что-то взамен. Если это будут консолидация человечества, цифровой прогресс и переход на новый уровень — как технологический, так и духовный, можно будет (с натяжкой, но все же) сказать, что мы в расчете.

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Новости СМИ2

Коронавирус

в Москве

165 966 + 1012 (за сутки)

Выздоровели

230 642 + 613 (за сутки)

Выявлено

4 205 + 37 (за сутки)

Умерли

Дмитрий Журавлев, политолог

Путин: главные задачи десятилетия

Ирина Алкснис

Если вас бесят коллеги...

Анатолий Горняк

Абрамович вместо Гагарина: о чем мечтает молодежь

Анастасия Заводовская

Жертва офисного харассмента: главное — молчи

Олег Сыров

Готовим дома: креветки в сырной панировке

Митрополит Калужский и Боровский Климент

Приговор о жизни человека

Дарья Завгородняя

Клюквенный сок лучше крови

Николай Варсегов

Не ходите, девки, замуж

Река сильнее традиций. Правда и мифы о столице и ее жителях

Газеты создаются в творческих муках и спорах

Как помочь ребенку выбрать профессию?

ЕГЭ по литературе. Больше читайте и пишите